А. В. Горский. Историческое описание. Часть II

VШ.

О ПРЕДИСЛОВИИ, К ЖИТИЮ ПРЕПОДОБНАГО СЕРГИЯ,
ПИСАННОМ КЕЛАРЕМ СИМОНОМ АЗАРЬИНЫМ1.

В библиотеке Московской Духовной Академии между другими рукописями хранится сборник (№ 203), котораго половина занята сказанием о новоявленных чудесах Преп. Сергия, составленным в половине XVII века Келарем Троицкаго монастыря Симоном Азарьиным. Он был учеником Преп. Дионисия, известен по своей любви к просвещению и собранию рукописей, из которых многия дошли до нас и писаны его собственною рукою. Его старанием в 1647 году в первый раз напечатано житие Преп. Сергия, составленное Епифанием и Пахомием, и дополненное самим Азарьиным. Он же написал житие Дионисия и канон ему. Пахомиево описание жития Сергиева кончается 53-ю главою, в которой повествуется о чудесном исцелении инокини Мариамии; следующия 35 глав принадлежат Азарьину. Но, не смотря на усердныя старания Симона многое из того, что он написал о Преп. Сергие, не вошло в печатное житие Сергия и сохранено для нас в указанной рукописи.

В начале своего сказания Симон написал предисловие, которое заключает в себе весьма много интереснаго. Мы предлагаем его здесь вполне и укажем предварительно на замечательныя его стороны.

Предисловие писано в 1653 году, чрез 6 лет после напечатания жития Сергиева. Прежде всего из предисловия открывается вся пламенность и высота веры Симона в основателя Троицкой обители Преп. Сергия. Он приписывает молитвенному ходатайству Преподобнаго обширное влияние на судьбу нашего отечества, строго следит за участием обители в важнейших делах Государства, изображает славу, какою во все времена пользовалась обитель, и сильными доказательствами разрушает сомнение и неверие в высокое ея значение.

Далее предисловие и потом само сказание сильно подтверждает авторитет писателя об осаде Лавры Келаря Палицына, против котораго недавно возставала историческая критика. Симон Азарьин знал хорошо и Дионисия и Палицына, и судьбу обители в смутное время изображает согласно со сказанием Палицына.

Замечательны мысли, высказанныя Симоном о мастерах печатнаго дела, которых он имел случай узнать, когда печатал житие Сергия. Он принялся за труд по поручению Царя Алексия Михайловича и Патриарха Иосифа и работал со всем усердием, но печатники не захотели всего напечатать, многое выпустили, многое даже изменили по своему усмотрению. Это весьма оскорбило Симона, и вот как он высказывает свое негодование: «сия же яже от нас быша написана Самодержец повеле напечатати: печатницы ж иже на печатном дворе тех новых чудес яко тридесять и пять главизн напечаташа в Сергиеву книгу яже от нас принесена быша, прочая же от чудес Святаго в небрежение положиша. Истинну бо глаголаху ложь быти и вменяху в случай, а не в чудеса, якоже о источнице новоявльшагося кладязя небрегоша по истине напечатати, и последи уже и напечаташа с понужением, но не по истине, но некую ложь от своего вымысла приложше, и не во многих книгах о сем источнице напечаташа, в прочих же книгах Сергиева жития и того не напечаташа, яко совестию своею зазираеми быша. Тако же и ины от чудес Святаго изринуша, и напечатати небрегоша». Точно в изданиях жития Сергиева 1647 года не во всех экземплярах помещено сказание о кладязе; а в которых оно помещено, встречаются значительныя изменения в сравнении с сказанием Симона, которое вполне сохранилось в его рукописи о новоявленых чудесах Преп. Сергия2.

Наконец в предисловии замечательно известие об Афанасии, ученике Преп. Сергия, поставленном будто бы в Патриархи Цареградские. Разговор Царя Алексия Михайловича с Симоном также достоин внимания, поколику показывает высокое уважение Царя к основателю Троицкой Лавры

С. Смирнов.

ПРЕДИСЛОВИЕ ТРОИЦКАГО КЕЛАРЯ СИМОНА АЗАРЬИНА
К СКАЗАНИЮ О НОВОЯВЛЕННЫХ ЧУДЕСАХ ПРЕП. СЕРГИЯ.

Благоволением Бога Отца вседержителя и споспешением единороднаго Сына Его Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и содействием Пресвятаго и Животворящаго Духа написана бысть книга сия преподобнаго и Богоноснаго Отца нашего Сергия Чудотворца о преподобном житии его учеником его Епифанием премудрым по двадесяти и по шти летех преставления его, якоже есть писано в книге его. Потом же Иеромонах Пахомей по неколицех летех такоже воспомянув о житии его преподобном и о чудесех, бываемых от преподобных мощей его; еже после того наипаче многа и неисчетна содеяшася чудеса всем, притекающим с верою. И не токмо ту многоразличным болезнем своим исцеление приимающе, идеже лежат многочудесныя мощи его, но и во прочих градех и весех и в дальних странах, идеже аще кто призовет с верою имя его святое. Много же лет преиде, яко близь двою сот лет и вящше, отнележе житие святаго написано, и никтоже не дерзнув в книгу жития его приписати бываемых от него чудес, или от настоятелей небрежением, или самому тому преподобному не изволяющу сего: понеже еще и в животе сый таково смиренномудрие стяжав, яко худости ради риз не познаватися ему, и зельным трудом его, и терпению, и воздержанию, и нестяжанию, и скудости кто не удивится, якоже книга жития его о нем поведает; и елико себе смиряше, паче Бог прославляше его.

Такоже и учеником своим по себе заповедая смирение любити и славы от человек не искати, и елико о нем ученицы его написати умолчаша, паче от Бога прославляем бысть и от человек удивляем; не токмо во едином Российском государстве, но и во всех странах земли обносится имя его и прославляется величайшим именованием. И от дальних стран Патриархи, и Митрополиты, Архиепископи и Епископи и Архимариты и Игумены и честнии старцы, иноки и миряне от Азии и Африки и Еуропы и от всея вселенныя и доныне приходят на поклонение к преподобным мощем его, и во святей его обители воздающе мольбы и моления ко Святей Троице и Пречистой Богородице, и Преподобнаго Сергия на помощь призывающе, и праздноваша духовно, такоже и пище чудотворцове сопричастницы бывающе, и дары честныя приимающе и потребная на путь пищу и питие довольно, отхождаху во свояси радующеся, сподобльшеся обитель его видети и преподобным мощем его поклонитися. И аще кто от неведения возглаголет, или неверия мраком помрачен, и речет: кто и откуду от вселенныя таковы велицыи святителие и когда прихождаху, а в книзе его того не написано: мы же к ним отвещаем.

Первое бысть во святей Росии и в Сергиеве монастыре Святейший Иоаким Патриарх великия Антиохии3. И потом святейший вселенский Иеремия Патриарх Царяграда4, иже и патриаршества саном украсил престол Росийский, поставил на Москве в Патриархи преосвященнаго Митрополита Иова.

Потом же бысть святейший Феофан, Патриарх святаго града Иеросалима5, и поставил на Москве в Патриархи Филарета Никитича. Быв же и во обители Преподобнаго Сергия и снем с своея святительския главы клобук, возложи на главу Архимариту Дионисию, у мощей Преподобнаго Сергия стояв и на возложение клобука молитвы некия изрек, и повеле ему носити той властиной клобук и прочим по нем Архимаритом Троицкого Сергиева монастыря. В лето же 7157 (1649) году бысть Святейший Паисея Патриарх Святаго града Иерусалима. В нынешнем же во 161 (1653) году паки был Святейший Вселенский Патриарх Афанасий Царяграда. Еще ж преже Болгарския земли бысть Терновский святитель, и той от тамо живущих Патриарх имяновашеся. Сия глаголахом о единых первопрестольницех, иже быша в Московском Государстве и во обители Святаго Сергия Чудотворца, Преподобным мощем его поклонницы быша; а Митрополитов, и Архиепископов, и Епископов, и Архимаритов, и Игуменов, и честных мирян ото всея вселенныя, яже и преже рекохом, иже и доныне по вся годы приходят, не бе числа, и поклоняются святым его мощем: и в книгу жития его невместно того исписати, и аще кто восхощет уведати и сия по истине, и той из монастырских книг келарския и казенныя службы выписав и уверится истинно, како честь и дары приимают и на путь потребная емлют, и якоже бо тогда он Преподобный Сергий не взыска видети Царствующаго града, ни святыя горы Афонския, ни Синайския горы, ни Иеросалима и прочих святых мест, но седя на месте, идеже обещася, простою душею и обнаженным сердцем у Пресвятыя Троицы, милости прося, надежду имея на Пресвятую Богородицу, сице же и Бог, видев благое его изволение, и кротость, и незлобие, не токмо от дальних стран Руския земли, но и от всея вселенныя благочестивых людей всякого чину и пастырей и учителей во обитель его приводя, яко и в полунощных странах образ благочестия увидят и терпения плода насладятся. Есть же инии, небоящеся Бога, завистию объемшеся и глаголюще безумствующе, яко несмыслении: аще, рече, не бы Грецы дарове приимали, не бы в Сергиеву обитель на поклонение приходили, якоже и в прочия обители не приходят, а еже от жития его в писании обретаем, того ни слышати хотяще: еже когда во обители его еще злата и сребра не бе и потребных на пищу по оскуду беяше, и тогда из Царяграда святейший вселенский Патриарх Филофей послы своя к Преподобному Сергию присла, с ними ж и дар честен, крест злат с порамандом, и схиму и епистолию о общем житии; и тойже дары прием, Преосвященному Митрополиту Алексею показав, и о епистолии возвестив и вопросив: ты рече, Владыко, о сих како повелеваеши? Святый же Алексей рече ему: «виждь, колика блага сподобился еси, преподобне, Богу прославляющу тя, и до коих стран достиже имя жительства твоего, яко и вселенский Патриарх советует ти на великую пользу; мы ж, рече, множае советуем ти и благодарим зело». Се бо и тогда от двух первосвятителей советуем бываше, а не повелеваем; обитель бо его и тогда честна бысть не златом, ни серебром, но множества ради смирения и терпения его, яже по благодати Божии. Якож некогда Епископ Царяграда дерзости ради своея и неверия наказаем от Бога: иде бо от Царствующаго града Москвы к Преподобному Сергию во обитель видети его, паче же искусити житие его, усумневаяся и глаголя: како рече, в сих странах, паче же и в последних временех сих такову светильнику явитися, якоже слышу о нем? Сицевая мыслящу ему в неверии своем, и сего ради, егда достиже и увидев его, очима слепоту прием, дондеже введен бысть в келию его, умолив преподобнаго со слезами каяся о своем неверии: святый же Сергий прикоснуся очем его и прозрение даровав ему, беседовав с ним о еже над смиренными не возноситися, и учредив отпусти его с подобающею честию. Мнозии же Грекове, иже приходяще во обитель его, желающе о чудесех преподобнаго Сергия слышати, просяще книги жития его, и сию любезно прочитающе, Богу благодарение воздавающе и Преподобнаго Сергия ублажающе. Едино же непщеваху, яко многа лета преидоша, а чудес его новых ничего не писано, и ту сущих иноков вопрошающе сице: еще ли от Преподобнаго Сергия от цельбоносных мощей чудеса и исцеления бывают? Тии же глаголаху им: яко убо река многоводная течет и не умаляет струй своих: тако и чудеса Преподобнаго Сергия от святых мощей его. И аще вся тыя чудеса и повести, бываемая молитвами его святыми, писати, не достанет чернил и бумаги и поспеху человеческаго толико не будет. Мы же слышавше сия, в сомнение приидохом и помышляюще, да не како вознепщуют нецыи от них, яко умалитися чудесем Преподобнаго Сергия, и некая от чудес его, яко от многих малейшая, иже в наша лета содеяшаяся, ина же от летописных книг избравше и от книги осаднаго сидения самаго того Сергиевы обители6, иже во обстоянии ратных от Преподобнаго содеяшася чудеса. А во оно время изволением Самодержца Государя, Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии, Преподобнаго Сергия житие повеленно бысть напечатати; сия же, яже от нас быша написана, Самодержец ту же повеле напечатати; печатницы ж, иже на печатном дворе, тех новых чудес яко тридесять и пять главизн напечаташа в Сергиеву книгу, яже от нас принесена быша, прочая же от чудес Святаго в небрежении положиша. И яко же они возгордевшеся и небрегоша о чудесех Святаго, сице нецыи от них и сами в небрежении живот свой препроводиша. Истину бо глаголаху ложь быти и вменяху в случай, а не в чудеса; якоже о источнице новоявльшагося кладязя, иже у церкви Пречистыя Богородицы в стене у паперти, небрегоша по истине напечатати, и последи уже и напечаташа с понужением, но не по истине, но некую ложь от своего вымыслу приложше, и не во многих книгах о сем источнице напечаша, в прочих книгах Сергиева жития и того не напечаташа; яко совестию своею зазираеми быша, тако же и иных от чудес Святаго изринуша и напечатати небрегоша. Зрите же, боголюбивии, иже некогда гордии небрегоша и по истине напечатати не восхотеша о новоявленном кладязе, его же Бог и Пречистая Его Богоматерь дарова молитвами Святаго Сергия: и се ныне велия чудеса и дары целебныя от тоя богодарованныя воды подаются неоскудно, и не токмо простии, но и вельможи различныя исцеления приимают, паче же Государь и Самодержец Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Русии приходя присно, и от того святаго источника своима царскима рукама почерпаше в честь и похвалу Пресвятей Троице и Пречистей Богородице и Преподобным Чудотворцем Сергию и Никону благодарения воздавая. Тако же и Святейший Патриарх Иосиф Московский и всея России в нынешнем в 160 (1652) году купно с Самодержцем праздновал праздник Преподобнаго Сергия сентября в 25 день и о чудеси Святаго Сергия явно всем проповеда, яко молитвами его святыми от болезни утробныя исцеление прием, и от тоя воды новоявленнаго кладязя здрав бысть, и повелев нам сие написати в чудесех святаго, его же и написахом, иже напоследи повесть объявит. Государь же Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея России изволил меня Келаря Симона допросити о чудесех Святаго Сергия, яже в нынешняя лета бываемая чудеса от мощей святаго: пишете ли памяти ради; мне же рекшу: отнележе, Государь, написано учеником его Епифанием и Пахомием житие его, и оттоле в книге его новых чудес никто не приписывал, токмо ныне, когда ты, Государь Царь, изволил книгу жития его напечатати, и мы случившаяся в нынешняя лета новотворимая чудеса и от летописных книг и от осадныя книги его же обители случившаяся тогда чудеса и положиша на печатной двор. И от тех, Государь, чудес ова напечатана быша в книгу его, ина же, не вемы, коея ради вины, небрегома быша и от печатников истеряны быша. И Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Росии, слышав от нас сия, указал нам впредь чудеса Святаго бываемая писати, да незабвенна будут впредь Преподобнаго чудотворца Сергия чудеса. Аз же недостойный, слышав царево повеление, помыслив, аще аз не пишу, а прочия такожде не учнут писати, и нашим небрежением и леностию нечто от чудес его в забвение приидет, и сего ради от самаго того Преподобнаго гнев на себе наведем, или неисполнением царева приказу от него Государя Царя опальное слово приимем, бояся притчи лениваго онаго раба, аще и зело грешен есмь и недостоин сицева дела на послужение, но надеявся на милость и благоутробие самаго Преподобнаго Сергия и на его молитвы святыя. Зело бо милостив бысть и кроток бяше ко своим присным чадом, яко же в житии сем, також равну милость и щедроты и по преставлении подавая; никто же бо тогда от него тщима рукама отходяше от обители его, не прием словеси полезна и подаяния блага, тако же и ныне не прием неисчерпаемых его даров и благодати целебныя скорбным лицем не отхождаше. Воистинну убо не оскудевает и ныне благодать Пресвятаго Духа молитвами его, но растет и множится чудотворение от преподобных мощей его, и идеже аще призовет кто с верою сердечною, благонадежно приемлет и отходит непечален; тако ж на домы своя мед его чудотворцев и хлеб и в путное шествие носят и от того исцеление приемлют. Еще ж и по обителям его в Казани и в Свияжском и на Балахне и в прочих градех, и идеже аще мед его чудотворцев обреташеся, и до сего дни по молебном пении благодаря Бога и Преподобнаго, испивают и здравие приемлют. И аще мы умолчим о чудесех его и непроповедуем сотворенных от него чудес, бездушная глас дадут и безсловесное сотворение проповедует о нем; и не бездельно ж сия глаголем, но истинно, еже видим, сами бо вещи действием и чудотворением, яко перстом указуют, яко ж есть сия житница Преподобнаго Чудотворца Сергия и доныне Богом соблюдаема цела на память и на удивление преподобных трудов его, от нея же христолюбивии от прага или угла трески емлюще зубным болезнем и всяким скорбем на исцеление, и относят в домы своя, благодаря Бога и Преподобнаго; такоже и ризы его служебныя и посох пастырский в ризнице и до сего дне. Пустыня тогда была непроходная, ныне же всем зримы окрест обители поля мирские, села и деревни многолюдные. Стези не быша тогда, и непроходно бысть человеческими стопами, ныне же пути дороги велия и проезды всякаго чину людем, днем и нощию безпрестанно идущим. Много же тогда гадов и ползущих змиев являхуся ему на устрашение безстрастному его житию: ныне же молитвами его окрест обители его за десять поприщь и вящше ползущих ужев и змиев не бывает и, доколе колокол его оглашает, ни приближитися могуще. Место тогда было безводно, и кроме источника, его же святый Сергий молитвами изведе, не бысть иныя воды под его обителию: ныне же всем зримо, многи источницы явишася. Первее по нем ученик его Преподобный Сава, иже ныне на Сторожех, молитвами святаго отца своего Преподобнаго Сергия изведе источник воды чистыя выше конюшеннаго двора, из него же и до ныне почерпают благодаря Бога. Паки же по 7,000-м лете, в 151 году под горою Волкушею, еще же паки и под самым конюшенным двором, и паки позади свитошнаго двора и во многих местех источницы воды чисты истекоша, от них же вси людие почерпающе пиют благодаря Бога; и река не мала из них потечет от обители его, яко и мельницы мнози поставлени быша, якоже очи всех видят. Ныне же благодатию Божиею, якоже выше написахом, источник целебен внутрь обители изыде, его же все очима своима зрят, и пиют на веселие и в просвещение души ж и телу молитвами святаго. И елико людей во обители и около обители в слободах множашеся, толико по премногу и воды и всякая потреба изобиловашеся. Егда жь прежде под обителью святаго от поганые Литвы разорения видяху православные христиане, глаголаху мнози, не быти уже Сергиевы обители по прежнему: ныне же всем зримо и памятно, яко тогда суще в рощах тех и древес толико не бысть, елико ныне многолюдственное число человек в слободах на тех местех, идеже рощи велиции быша. Сицевыми чудесы Бог обогати обитель его, яко и безсловесное естество проповедоваше чудеса его: и паки видевше милосердие Божиих щедрот, изливаемых умолением Богоматери Пренепорочныя Владычицы нашея и Преподобнаго Сергия дивных чудес како умолчим? Церковь бо Святыя Троицы, идеже мощи Преподобнаго Сергия Богом хранимы, в зимнее время от мраза не зело студено холодает, яко в прочих церквах каменных, но некако легкое прохлаждение в себе содержит, и людие от студени не зело истомление приемлют; еще же и внутрь алтаря благодатию Божиею Святыня, еюже непорочное приношение небесному Царю приносят, не померзает, аще когда и зело мрази настоят, но невидимою силою Божиею, яко от солнечныя теплоты согреваемо, и руки служащих не озябают, яко же от них уверихомся. Елико же сам Преподобный себе смиряше тогда и худостию житие свое пред всеми оказоваше: толико Бог паче ныне чудесы прославляше его; яко солнце сияше пред всеми людьми и яко лучи от солнца ученицы его мнози провозсияша, – или яко звезды посреди небеси светяхуся и по всей Рустей земли житием добрым и чудесы просветишася, яко же обители их и доныне всем зримы и чудотворения ведома суть. Еще ж и се глаголют нецыи, яко ученику его Афанасию, Высоцкого монастыря Игумену, неких ради потреб бывшу в Цареграде, Патриарху ж тамо не сущу в то время и мятеж велик бысть о избрании на Патриаршество: овии хотяще того, овии же иного, и несогласен бысть святый Собор: емше сего Афанасия Высоцкаго Игумена, яко странника и ученика Преподобному Сергию, его же имя тогда во вселенную обношашеся, и поставиша сего Афанасия Патриархом Царюграду, его же Бог весть, колико пребысть на святительском престоле; последи ж, рече, Московскии послы и гробницу подписану видевше; аз же, еже слышав, сия и написав, помыслив, яко невозможная от человек возможна суть от Бога. Аще ли кто подлиннее сего ведает, или гробницу его увесть, да и нас просветить; и что много глаголати и писати? недостанет бо ми разум ниже начати или кончати. Ум ли человечь постижет величия Божия, иже удиви Господь Преподобнаго своего Сергия чудесы своими? не от человек бо исперва начало прият, яко же и прочии святии от святых и преподобнии от преподобных начало приимаху и по стопам отеческим последоваху, Богу угождающе: сей же Преподобный Сергий еще во чреве матерни сосуд освящен Святей Троице явися и трикратным возглашением прославив Святую Троицу во время святые литоргия. Рожение же его и воспитание, и детское житие, и возраст, и воздержание, и постничество от самых пелен свыше человеческаго пребывания дарова ему Бог, и от родителей своих по 40 днех в церкве в дар Богу принесен. Книжное же учение от ангела Божия прием, а не от человек, и иночествовати не к иному к кому прииде под начало; но Богом наставляем сам себе место уготовав и церковь устроив, брат же его единоутробный толико пустыню указав ему и мало нечто в трудех поможе ему и отыде; той же и преже пострижения своего в пустыне той многи молитвы и труды принес Богови наедине. И видя Бог изволение его, яже по Бозе, ко иночеству, посла ему Бог, от кого и пострижение прияти. И купно с пострижением новоначальный чернец, яко совершен инок и святых таин сопричастник бывает; и внегда Святый причастився, тогда не токмо церковь, но и окрест церкви благоухание много изыде, показуя чистоту его душевную. Той же иночеству начало прием и паки един ко единому Богу бдение и слезы принося присно, зельныя же труды и воздержание кто может изрещи? и с зверьми в пустыне многа лета водворяяся и от бесов искушения колики приемля, дондеже изволением Божиим снидошася к нему братия и монастырь общий составили благодатию Божиею и поспешеством Пречистыя Богородицы, молитвами его, яко же ныне очи наши зрят. Смирения же его образ кто может понести? Терпению же и нестяжанию его кто не подивится? Яко и не познаватися ему худости ради риз его; и в церкви скудости ради и конархати по книзе с лучиною, и яко многаго ради его терпения и ангельским хлебом посещаем бысть от Бога и с братьею; не требовав бо тогда ни злата, ни сребра, ни риз украшенных, ни коней доброездных, но со многим смирением, идеже аще хотяше, пеш хождаше. Якоже и Преосвященный Алексей Митрополит крест злат с порамандом на него возложи, хотя на митрополию его понудити; он же никако сему повинуся, но вменив себе сия в великую тяготу, не бых, рече, златоносец, и не возможе его святый Алексей на се увещати, дал ему по его воли. И такого смирения ради и посещения Богоматери сподобися. Есть же и доныне зримы суть нашима очима ризы его служебныя и посох пастырский: на праздник его Архимарит в службе облачается, и посох его в руку его бываше, и тем оказовашеся преподобнаго конечное смирение; обитель бо его тогда честна бысть чудесы его, а не златом и сребром; скудость бо потребных и недостатки от жития его слышахом, колико от братии претерпе поношение и ропот терпеливая она душа. Последи ж коликими благими Бог обитель его распространил: елика, рече, во обитель его приносимая умножахуся, толико и страннолюбная утешения возрастаху, и никтоже, рече, от обители его тщима рукама отхождаше. Заповеда ж и по себе не токмо нищих и странных довольно покоити, но и всякому требующему подавати, глаголя: аще сию мою заповедь сохраните без роптания, то мзду от Господа приимите; и по моем отшествии обитель моя зело распространится и во многа лета неразрушима постоит благодатию Христовою. И сию его заповедь хранят непременно, и доныне сим тако бывающим, не токмо простии и больнии и нищии, но и князи, и бояре, и воеводы и воинские люди, мимо грядуще, вси приимаху подобающую довольную честную потребу, яко от источник неисчерпаемых, и в путь свой пищу и питие довольно приимаху, якож в житии его писано. Служащии же, рече, с радостию всем подавающе изобильно, и тако мысленне познавающе; идеже потребная пребывают во храмех брашна и пития и хлебы и варения, сия вся преумножахуся благодатию Христовою, молитвами его, якож очи всех зрят. Такова бо благодать Божия поспешествова ему тогда, яко и Ангели Божии служаху с ним, и видим бысть от братии, яко и огнем Божественным причащатися ему; целебныя же дары и чудеса бываемая тогда и ныне кто может исписати, яже Бог дарова ему? И не едино жь то, яже дары целебныя подаются всем приходящим к нему и доныне к цельбоносным мощем его; но свыше целебных даров от Бога благодать дана ему всю Российскую землю заступати от находящих врагов христианских, от безбожных Татар, и Немец, и Литвы и прочих язык, нечтущих по истине Бога Господа нашего Иисуса Христа; и хотящих разорити православное Христианство, яко Богом данный помощник всему Государству. И всюду и везде Царем и Великим Князем обреташеся помощник во бранех, яко же на Дону Великому князю Дмитрею, на безбожнаго Царя Мамая благословение дав и во время бою посланными своими крепко вооружив, а с Рязанским и с Нижегородскими Великими Князьми Великому Князю Дмитрею Ивановичу мир вечный устроив посольством своим. Тако ж под Казанью и под Свияжским градом Царю и Великому Князю Ивану на безбожных Татар чудесы своими помощь дарова и частыми явлениями неверных устраши, и пленницы православнаго христианскаго народу невидимо молитвами его от поганых рук свободни бываху, яко же писание поведает. В Себежском же граде помощию его от Литовских людей православнии от осады свободишеся, такожде и во Псковской земли, во граде Опочке явлением его от осады свобождени быша и противных разгнаша. А в Латынских и в Немецких странах во время суетнаго осмаго собору папина собрания и Рускаго Митрополита Исидора, и тамо бретеся и Святаго Марка Ефесскаго похвалив, равноапостольна и многострадальна нарече, и Семиона Иерея и с прочими оттуда явлением своим на пути от поганых сохранив, и благочестие православия проповедати на Росии повелев. Во время ж Крымскаго Царя и Татарскаго нахождения с Московскими Чудотворцы и с Леонтием Ростовским и с Варламом Футынским купно с ними на умоление Владыки и Пречистые его Матери обретеся, яко же писание поведает. И где ни быша во бранех Цари Государи и Великие Князи, и Преподобнаго Сергия имя во устех присно поминаху, и церковь полотняную во имя его на путех близь шатров своих поставляху и по вся дни в нее на молитву прихожаху, яко под Казанию и в Свияжском граде, идеже ныне монастыри его, також и под Москвою во обозе противу Крымскаго Царя, идеже ныне церковь Пречистые Богородицы имянуется Донская. И везде, во всяком пути, и во всяких напастех имя его призываху, и егда в любовь прихождаху, именем его утверждающеся. Великий же Князь Василий Иванович на смертном одре лежаше и последнее в слух всем ублажание Преподобному Сергию изрек и предаде дух свой в руце Божии. Такову веру к нему Самодержцы имеяху и о чадородии Цари Государи его на молитву к Богу подвизающе и не погрешающе, елико у Бога прошаху и молитвами его приимаху и отхождаху с радостию в домы своя. О нынешних же последних дарованиих Божиих, иже молитвою его в разорение Литовское содеяся, что изглаголем? Вси бо помнят, егда Московское Государство разорено бысть, и грады, и веси, и церкви огню и мечу предани быша, и всяка душа от мала и до велика истреблена быша и Московское Государство и грады обладаемы быша от Поляков и от Литвы и от Немец, прочии же грады от Руских воров разоряеми бяше, и Московскому Государству не бысть ни откуда помощи; токмо едина сия обитель Святыя Троицы и Чудотворца Сергия заступлением Пречистые Богородицы Богом снабдима бысть, цветяше всякими благощами и кипяще всяким богатством. Прежние бо Государи Великие Князи и Цари благочестивии наполниша обитель Сергиеву всяким богатством изобильно, не токмо вотчин дающе довольно, но и промыслы торговыя во многих градех и по украйнам и за морем безпошлинно, и прилагающе к полности полность; и мноземи леты наполниша обитель его всяким богатством, яко пророческаго дара сподобишася и яко провидяще Духом Святым в Российском Государстве хотящую быти кровопролитную напасть, и тако Божиею благодатию наставляеми живущии во обители вси иноцы и воинстии и всякаго чину людие утвердишася душами своими крепко противу безбожных, и не приложишася к прелести Литвы и Поляков, и с крестопреступники с Русскими изменниками не сложишася, якоже и в прочих градех, но вси крепкостоятельни быша, и истиннии поборатели быша Московскому Государству, и нужу осадную всякую терпяще, ожидающе милости Божия, надежду имуще на Пречистую Богородицу и на Преподобных Чудотворцев Сергия и Никона. И уповающе и не погрешиша посещением Богоматери и Преподобных; неотступно бо бысть Пречистая Богородица от обители Сергиевы молитвами его, якоже преж обещася, и от осады обитель его свободи, и люди в них православныя от поганых спасе, и во время недостатков умножением хлеба прекорми, и поганых чудесы устрашив, и тишину и смирение даровав; и во время разорения Московскому Государству обитель его не малая подпора и поможение бысть, и проезд от оставших градов к Московскому Государству, и паки от Москвы по градом путь чистый и гладкий и покой и пристанище Князем и боляром и всякаго чину людем. Истину же аще рещи, нагим одежда бысть, странным упокоение, нищим и гладным прекормление, от мраза изгибающих теплое утешение, странным и раненым и конечно издыхающим отпуск от сего света с напутием вечнаго живота, мертвым же погребение бываше. Сия вся сотворяшеся добрым строителем в чудотворцове Сергиеве обители, о нем же напреди явлено будет: не бысть бо иного пути и проезду, окроме сея обители, дондеже и очистися Государство Московское. И аще кто восхощет уведати истину, и умирение и тишину и престание кроволитию христианской крови в Московском Государстве и по всей России, како явление его о собрании ратных людей на очищение Московскому Государству, и то все молитвами и чудесы преподобнаго Сергия бысть. Явственно же вси видихом, как под Москвою меж бояры и меж дворянским и казачским войском несогласие бысть в последней Гетманской приход Хоткеевичев, хотя освободи из осады Литву и Поляков, Руских же людей хотя побити: и в то время Архимарита Дионисия и Келаря Аврамия много болезнования было, едва бояр приведоша во смирение и дворянское войско с казаческим в согласие, призывая их к себе изо обеих полков, и по вся дни многи сотницы кормяще и питием всяко утешающе. Дивитижеся сему подобает, како благодать Божия поспешествова тогда: аще не бы умножением Бог одаровал, откуду на такое многолюдство пища и питие обреташеся, а монастырь от осады конечно оскуде всякими потребами, и вотчины монастырскии все в разорении быша. Еще же, и в нынешних последних летех в далечайшей стране, на Яицких вершинах, воеводе Льву Афонасьевичу Плещееву с товарищи на поганых Калмыков помощь и одоление дарова: явлением бо своим крепких на брань вооружив и мужественных сердцем сотворив, а поганых устрашив, також и многолюдство и храбрость и ратные збруи яко паучинная прядения вменив, яко же о том писано бысть напредь. Прочее же прекратим; довольно бо бысть и прежде писано к похвалению чудес его. Не позазрите же на мя, отцы и братия, яко не в ряд и не по чину главизны изложихом, или год не подле года, но якож что напредь от кого услышахом, или в древних письмах приискахом, сия тогда и написав, ина же и своима очами видехом, якож и преж рекохом. Но тогда о писании сем и в помысл не вниде, дондеже Государево царево слово с повелением изыде. И оттоле призвав Бога и Богородицу и самаго Преподобнаго на помощь дерзаю писати сице.



Номер страницы