Е. Голубинский. Часть II.

III

ЦЕРКВИ, ПАЛАТКИ ПРИ ЦЕРКВАХ И КОЛОКОЛЬНЯ

В настоящее время в лавре 15 церквей. Они суть: 1) Троицкий собор; 2) Никоновская церковь; 3) Духовская, или Сошественская, церковь; 4) Филаретовская церковь; 5) Успенский собор; 6) Смоленская церковь; 7) Трапезная церковь преподобного Сергия; 8) церковь преподобного Михея; 9) Больничная (так называемая) церковь преподобных Зосимы и Савватия Соловецких; 10 и 11) Иоанна, списателя лествицы, а под нею церковь великомучениц Варвары, Анастасии и Акилины; 12) надворотная церковь Иоанна Предтечи; 13) домовая церковь Казанской Божией Матери (в митрополичьих покоях); 14) домовая церковь Покрова Богородицы (в наместничьих кельях) и 15) Всех святых (под Успенским собором). Палаток при церквах две – Серапионовская, или трех мощей, при Троицком соборе и Максимовская при Духовской церкви.

1. ТРОИЦКИЙ  СОБОР

Значение собора в монастыре. Деревянные церкви до нынешней каменной. Построение нынешней каменной церкви: время, когда начато ее строение; материал, из которого она построена; ее размеры и форма, ее красота; ее ктиторы и продолжение времени ее строения. Внешность собора: позолота купола (главы), позолота кровли, роспись стен; пристройка папертей. Внутренность собора; замечательное в алтаре; бывший придел в южном отделении алтаря; иконостас и местные иконы; царские врата; рака с мощами преподобного Сергия; замечательные иконы в церкви; ковчег с мощами; стенная живопись; паникадила и лампады. Настилка чугунного пола вместо деревянного и обращение собора из холодного в теплый. Погребенные в соборе. Записи в северной паперти собора.

Троицкий собор, или церковь во имя святыя Троицы, есть главная церковь монастыря, по которой он называется Троицким и в которой почивают мощи преподобного Сергия. Церковь принято называть собором, потому что между многими церквами лавры она есть главная и что именно в ней совершаются торжественные соборные служения (кроме нашей Троицкой церкви усвоено название собора еще другой церкви монастыря – Успенской, как представляющей собою вторую главную церковь монастыря).

Преподобный Сергий, удалившись для подвижничества в лесную пустыню, начал с того, что поставил себе в пустыне церквицу, или маленькую церковь, во имя святыя Троицы; эта церквица, или маленькая церковь (подразумевается деревянная, как и две последующие до нынешней), и была родоначальницей нынешнего Троицкого собора. Спустя некоторое время после того, как около пустынной келии преподобного Сергия составился монастырь, он получил возможность заменить маленькую церковь большой, или настоящей, церковью, что он и сделал. Эта вторая его церковь сгорела в 1408 году, в нашествие Едигеево, когда Татарами выжжен был весь монастырь. Вместо сгоревшей церкви преподобный Никон, преемник преподобного Сергия, при котором имел место пожар, поставил в возобновленном им монастыре третью церковь святой Троицы, которая освящена была 25 сентября 1411 года. В 1422 году при том же преподобном Никоне были обретены нетленными мощи преподобного Сергия, и над мощами Сергия Никон решил поставить вместо деревянной церкви, какова была поставленная им, как и две предшествующие, поставленные самим Сергием, каменную церковь; эта каменная церковь святыя Троицы, построенная преподобным Никоном, и есть доныне существующий Троицкий собор.

О построении собора мы не имеем точных и подробных сведений. Если преподобный Никон принял решение поставить каменную церковь над мощами преподобного Сергия еще до их открытия, так что заблаговременно приготовил материал, то и к строению собора могло быть приступлено тотчас по обретении мощей, которое имело место 5 июля указанного 1422 года. Если же решение построить каменную церковь над мощами преподобного Сергия было принято Никоном уже по их обретении или только при их обретении, то нужно будет думать, что остальная часть лета и осень 1422 года были употреблены на приготовление материала и что самое строение церкви начато было лишь весной следующего, 1423 года. Деревянная церковь, стоявшая над мощами преподобного Сергия, была перенесена на новое место (где теперь Духовская церковь), и в ней, конечно, находились (были поставлены) мощи, пока была строена каменная церковь.

Церковь была построена в собственном смысле каменная, то есть именно из камня (белого тесаного), из которого тогда строили на Москве все каменные церкви, а не из кирпича, из которого начали строить на Москве каменные церкви несколько позднее (со второй половины XV века). По своим размерам церковь очень невелика: она 9 сажен в длину вместе с алтарем и 6 сажен в ширину. По своей форме она однокупольная (одноглавая), с двумя подкупольными столпами в середине ее и двумя в стенке, отделяющей алтарь от нее самой, с тремя алтарными полукружиями (абсидами). Мы не знаем, имел ли бы преподобный Никон возможность построить большую церковь, нежели какую он построил, но что он построил церковь очень небольшую, на что дивятся многие богомольцы, видя крайнюю тесноту собора, – то нет в этом ничего удивительного. Во времена преподобного Никона на Москве еще не клали больших каменных церквей, а клали еще только малые церкви приблизительно тех же размеров, что и церковь, построенная им (и самый тогдашний кафедральный собор митрополитов всероссийских в Москве представлял ту же малую каменную церковь, что и все другие каменные церкви на Москве; единственное исключение составлял Владимирский Успенский собор Андрея Боголюбского, но преподобному Никону, конечно, не могло прийти на мысль равняться с Боголюбским, ибо это пока не приходило на мысль даже и самим князьям Московским). Построив церковь, преподобный Никон хотел, чтобы она была украшена и стенною живописью. Труд росписания церкви он «умолил» взять на себя знаменитых живописцев (и иконописцев) того времени – монахов Московского Андроникова монастыря, так сказать, филиального, или сыновнего, по отношению к Троицкому, как построенного учеником преподобного Сергия (см. выше, стр. 78), Даниила Черного и Андрея Рублева (последний не только славился в свое время, но и после был признаваем за величайшего русского живописца и иконописца, так что представлял собою как бы Русского Рафаэля).

Жизнеописатель преподобного Никона Пахомий Серб называет церковь, построенную Никоном, прекрасною, причем, как необходимо думать, разумеет не только ее внутреннее украшение живописью, но и ее наружный вид. Смотря в настоящее время на Троицкий собор снаружи, нельзя сказать о нем, чтобы он был прекрасен по своему наружному виду: небольшая церковь, приземистая и как-то тяжеловатая, – так он высматривает теперь. Но наружный вид собора испортили прикладенные к нему церковь преподобного Никона и паперти и потом еще переделка древней кровли по фронтонам, или полукругам, которыми оканчивались стены (см. приложенный к книге вид монастыря ХVII века), на нынешнюю четырехскатную. Отнимите от собора пристройки, восстановите древнюю кровлю – и получится небольшая, легкая и изящная церковь, которую действительно можно будет назвать прекрасною.

Преподобный Никон построил Троицкий собор при содействии почитателей памяти преподобного Сергия между князьями и боярами. Главным между этими почитателями памяти преподобного Сергия, наиболее содействовавшим Никону в построении церкви, был крестный сын, или крестник, преподобного Сергия – князь Звенигородско-Галический Юрий Дмитриевич (сын Донского). Начав строить церковь в 1422 или 1423 году, преподобный Никон строил и устроял ее почти до самой своей кончины, которая последовала 17 ноября 1428 или 1429 года (Пахомий говорит, что Никон, «по совершении церковнем мало пребыв и месяца ноемвриа в недуг телесный впад», скончался).

Первоначально собор покрыт был деревом. В 1510 году был покрыт жестью купол (глава) собора, что, по всей вероятности, сделал великий князь Василий Иванович в благодарность преподобному Сергию за счастливое подчинение им в сем году (20 января) своей власти вольного Пскова, ибо по возвращении из Пскова он поставил негасимую свечу у Сергиева гроба1. Когда потом была покрыта железом кровля собора – не имеем точных сведений, но или перед 1556 годом, или в этом самом году, ибо в этом году царь Иван Васильевич позолотил купол (главу) собора с его крестом, и невероятно было бы предполагать, чтобы при позолоченном куполе собора царь оставил деревянною его кровлю. Около 1720 года вся железная кровля собора была покрыта червонным листовым золотом, причем, вероятно, из старой пофронтонной она была переделана на нынешнюю четырехскатную (причем алтарные абсиды, или полукружия, сделаны были выше посредством надкладки на них, которая теперь над их карнизами, и причем теперь перед нами та загадочная для непосвященных архитектурная странность, что карнизы абсид не под самой их кровлей, но аршина на полтора ниже ее). В 1750 году позолота была возобновлена. В 1779 году стены собора с наружной стороны были росписаны под мрамор. В 1805 году кровля собора по прежнему железу покрыта медью, которая позолочена (с) особенным искусством (неизвестно в чем состоявшим) и обшита кругом подзорами из белого железа, или жести. О наружной окраске собора до 1745 года не имеем сведений. По книге планов и фасадов этого последнего года, не особенно, вероятно, давняя, не далее как Петровская окраска его – под темноватый мрамор2. В 1779 году она возобновлена была под тот же мрамор. <См. снимок> В настоящее время надоконный верх остающейся открытою алтарной стены собора и простенки между дверями и окнами северной паперти покрыты священными изображениями, причем над окнами алтарной стены – так называемые клейма, или священные изображения в круглых и круглоовальных рамках (в две линии – под кровлей над карнизом, который по причине позднейшей надкладки довольно низко, и под карнизом над окнами), а в простенках между окнами паперти – изображения отдельных святых в натуральную величину, все же свободное пространство алтарной стены и папертных стен окрашено бледно-розовой краской3.

Западный притвор, или западная трапеза, пристроена к собору когда-то до 1584 года, ибо в одном акте этого года она упоминается как существующая4, а проход между трапезою и ризницею накрыт кровлею и загорожен стенками и таким образом превращен как бы в паперть (которою он и называется, но которой на самом деле не составляет, оставаясь именно проходом) в 1793 году. Из одного документа узнаем, что трапеза до 1642 года имела покровом своим не каменные своды, а деревянный потолок и кровля ее была тесовая5, а из описи лавры 1768 года видно, что у ней было крыльцо на юг, ибо, по описи, у собора с полуденной стороны (без Никоновской церкви) два крыльца каменных, крытых тесом6. Северная паперть пристроена к собору когда-то до 1768 года, ибо в сейчас помянутой описи лавры сего года она уже упоминается («при той церкви с северной стороны паперть на столбах каменных, покрыта железом»). В 1793 году она была переделана, а потом еще переделана в 1829 году. Южная паперть, составляющая проход между Никоновскою церковию и Серапионовскою палаткою, сделана, то есть обращена из открытого прохода в закрытый, вероятно, в 1783 году, одновременно с тем, как перестроена была Серапионовская палатка; во всяком случае, она есть на одном плане лавры конца ХVIII – начала ХIХ столетия.

В алтаре собора замечательны одежда на престоле, сень над престолом, дарохранительница, запрестольный подсвечник и кресло для архиерейской кафедры.

Одежда на престоле серебряная, кованая, с барельефными украшениями, очень хорошей работы, принесенная в дар Задонским купцом М. И. Шапошниковым в 1884 году.

(Об одежде, бывшей на престоле собора в 1641 году, читается в описи монастыря сего года: «в олтаре на престоле индитья бархат золотной полосат, розных цветов, на индитье нашита пелена, около (по краям) низана жемчюгом, а в середках крест, низан жемчюгом же с каменьем на черном бархате». Великолепная одежда на престол, из золотого глазета, устроенная митрополитом Платоном, находится в ризнице.)

Сень над престолом, дарохранительница, подсвечник и кресло устроены тщанием митрополита Платона.

Сень – серебряная, кованая, местами золоченая, поддерживается четырьмя круглыми столпами, которые украшены позолоченными виноградными кистями. Серебра в ней, как показывает подпись на одном из столпов, – более шести пудов с половиной; золота – три фунта сорок золотников; стоимость ее, как отмечает митрополит Платон в своей автобиографии, – двадцать тысяч рублей; устроена в 1809 году (исправлена в 1833–1834 годах).

Дарохранительница – в виде Сионской горницы, серебряная, позолоченная, украшенная драгоценными каменьями и эмалью, поставлена за престолом на особой подставе, имеющей вид узкого стола. Серебра в ней – 23 фунта, золота – 9 фунтов. На ней читается надпись: «Устроен сей Сион в Троицкую Лавру по усердию Синода Члена, Преосвященнаго Митрополита Московскаго и оныя Лавры архимандрита Платона собственным его иждивением 1803 года» (нынешняя подстава, или тумба, из мельхиора с самым лучшим посеребрением, сделана в 1867 году). В прежнее время эта дарохранительница стояла не за престолом, а сначала пред иконостасом, на левой стороне, против Богородичного образа, на особом налое (здесь она показана, быв называема сделанною из золота, в Кратком описании лавры издания 1809 и 1818 годов), потом над царскими вратами (здесь она показана в Кратком описании издания 1824 и 1829 годов); за престолом же стояла другая дарохранительница (называемая дароносицей), которая теперь находится в ризнице (серебряная, редкой, восточного вкуса, сканной, или филигранной, работы, убранная изумрудами, лалами и бриллиантами).

Запрестольный подсвечник, поставленный за дарохранительницей, сделан из серебра в виде дерева с семью ветвями, на которых семь позолоченных светильников (чаш для лампадок). Веса в нем – 2 пуда. На нем надпись: «Твоя от Твоих приносит Тебе, Всеблагий Боже, чрез Христа Твоего, великаго и вечнаго Архиерея, грешный раб Твой Платон. Приими, яко вдовицы две лепте. 1795 года»7.

Кресло для архиерейской кафедры, чеканное серебряное, отчасти позолоченное, в котором серебра 2 пуда и 13 золотников, а золота 53 золотника, начато быть делаемо митрополитом Платоном в 1811 году или в 1812-ом, а окончено после его смерти, в 1813–1814 годах.

В южном отделении алтаря, или в южном предалтарии (диаконике), в старое время находился придел в честь Похвалы Богородицы (празднование в пятую субботу великого поста, или субботу акафиста)8. Когда был устроен придел и когда уничтожен – сведений не имеем, первое известное нам упоминание о нем относится к 1559 году, последнее – к 1680 году9. В описи лавры 1641 года придел подробно описывается (местных образов в его иконостасе было три; над местными образами были еще два ряда икон, из коих в одном ряду, называвшемся деисусом, было их семь, а в другом ряду, называвшемся тяблом, – девять, а всех икон с запрестольными, наджертвенничными и настенными было до 50-ти). Принимая, что придел устроен был в воспоминание явления преподобному Сергию Божией Матери, не невероятно будет усвоять его устроение самому преподобному Никону. Уничтожен он в конце XVII или начале ХVIII века, конечно, за крайней теснотой; на плане Троицкого собора в упомянутой выше книге планов и фасадов 1745 года его уже нет (см. приложенную фототипическую таблицу № VII).

Всякий иконостас состоит из двух частей – из рам, так или иначе устроенных и так или иначе украшенных, в которые вставляются иконы, и из икон, которые вставлены в рамы. В первом смысле иконостаса в Троицком соборе, собственно говоря, нет, потому что в нем сохранены те помещения для икон, которые употреблялись у нас до появления нынешних резных иконостасов и которые состояли в простых подставах и простых полках. Местные иконы в соборе поставлены на простой гладкой стенке, или зашивке, и отделяются одна от другой вставленными между ними полукруглыми нетолстыми планками. <См. снимок> Над местными иконами – довольно широкий карниз, но совершенно гладкий, состоящий из наклонно, или навесно, поставленной доски. Затем – ряды полок с пришитыми к краям их значительно толстыми полукруглыми засторонками (брусьями), а иконы на полках отделяются одна от другой так же, как местные иконы, то есть проложенными между ними нетолстыми полукруглыми планками. Иконостас этот, состоящий из гладкой стенки под местными иконами, из гладкого карниза над ними, из полок с брусьями под четырьмя прочими рядами икон и из нетолстых полукруглых планок между всеми иконами, впервые был обложен серебряными позолоченными листами в 1672 году, что сделал стольник Иван Васильевич Янов, всего потративший серебра и золота на 760 рублей (так как в описи лавры 1768 года говорится, что иконостас собора «местами обит серебром», то следует, что Янов обложил его серебром не весь сполна). В 1779 году иконостас, быв возобновлен в отношении к дереву, вторично (и уже сполна) обит был золоченым серебром. (Митр. Платон, сделавший нового фасона новые иконостасы во все прочие лаврские церкви, очевидно, не решился поднять руку на старую простоту иконостаса Троицкого собора и устроил его новый, о чем говорит в своей автобиографии, по подобию прежнего.) А в 1850 году стенка под местными иконами и еще вновь обложена золоченым серебром.

Что касается до иконостаса во втором смысле, или как собрания икон, то в сем смысле иконостас собора есть самый полный, какой у нас в Русской церкви принят, именно пятирядный, или пятипоясной (пятиярусный). Расположение рядов, или поясов, в нем, отступая несколько от принятого ныне, но согласное с расположением рядов, или поясов, в иконостасе Московского Успенского собора, есть: 1) местные иконы; 2) ряд так называемый апостольский (старый деисус, представляющий собою ряд всех новозаветных святых); 3) ряд праздничный, или двунадесятых праздников (тогда как по принятому ныне расположению – сначала над местными иконами этот ряд, а над ним предшествующий); 4) ряд пророческий и 5) ряд праотеческий с поставленными на его иконы херувимами. Местные иконы иконостаса суть: по правую сторону царских врат – икона святыя Троицы, икона Спасителя, сидящего на престоле, икона Успения Божией Матери; по левую сторону Царских врат – икона Божией Матери, икона святыя Троицы, икона Спасителя на убрусе, или Нерукотворенного Образа, икона преподобного Сергия, за северными дверями в углу икона преподобных Сергия и Никона.

Местные иконы – все в полных чеканных ризах (т. е. ризах, которыми закрыты не одни только поля икон, но и все изображения на них, за исключением ликов и рук у последних), или золотых (каковы обе иконы святой Троицы), или же серебряных позолоченных (каковы все прочие иконы), с более или менее богатым украшением драгоценными камнями. Затем в полных серебряных позолоченных ризах пять середних икон второго ряда, пять середних икон третьего ряда, три середние иконы четвертого ряда и одна середняя икона пятого ряда, а все прочие иконы иконостаса – с серебряным позолоченным, так называемым басменным, или басебным (от басма), окладом полей; Херувимы наверху праотцев вырезаны из серебряных битых листов. Икона святой Троицы, находящаяся по правую сторону царских врат, в описи монастыря 1641 года называется чудотворною. Золотая риза на нее, украшенная драгоценными камнями, сделана царем Борисом Федоровичем Годуновым в 1600 году. На другую икону святой Троицы, находящуюся по левую сторону царских врат, золотая риза сделана царем Иваном Васильевичем Грозным10. Из прочих местных икон до 1641 года была обложена чеканною ризою одна икона Успения Божией Матери, а остальные – басмою, и именно Спасителя на престоле, Спасителя на убрусе и Божией Матери – серебром, а преподобного Сергия – золотом (а иконы Сергия и Никона в описи 1641 года не упоминаются). Икона преподобного Сергия вместо золотой басменной ризы обложена чеканною серебряною золоченою в 1825 году, а когда обложены были чеканными ризами другие три иконы – остается неизвестным. Басменный оклад полей на иконах прочих рядов иконостаса упоминается в описи 1641 года и возобновлен был в 1779 году, а чеканные ризы на 14 икон сделаны разными благотворителями в продолжение 1849–1856 годов.

В 1641 году, во время описи монастыря царской комиссией, иконостас собора состоял не из пяти рядов, как теперь, а из семи рядов, которые были: 1) местные иконы; 2) тябло (всякие небольших размеров иконы); 3) деисус; 4) второе, или среднее, тябло (также с разными небольшими иконами, как и первое); 5) праздники; 6) пророки; 7) праотцы с херувимами11. Чтобы понять, как умещались семь рядов, когда и теперешние пять рядов подходят под самый свод церкви, необходимо предполагать, что местные иконы стояли на самом или почти что на самом полу (и действительно, второй ряд нынешнего иконостаса, или первый ряд прежнего деисуса, в старое время бывал иногда так низко, что люди высокого роста могли целовать находившиеся в нем иконы). Когда иконостас убавлен был на два ряда – не имеем прямых сведений, но должно думать, что или перед обивкой его в 1672 году, или при переделке и обивке его в 1779 году (в ризнице лавры хранится недоступно, по не совсем понятной причине, для ученого пользования несколько описей лаврских церквей; в них, вероятно, содержатся искомые прямые сведения).

Царские врата с изображением на них в клеймах Благовещения Богородицы и четырех евангелистов устроены царем Михаилом Федоровичем. Над ними читается современная их устроению надпись: «Сии царские двери в дом живоначалныя Троицы и преподобнаго Сергия чюдотворца лета 7151-го (1643) Божиею милостию, повелением великаго государя царя и великаго князя Михаила Феодоровича, всея Русии самодержца, и ево благоверной царицы великой княгини Евдокеи Лукьяновны и их благоверных чад, зделаны». А во вкладной монастырской книге записано: «152-го (1643) сентября в 19-й день государь царь и великий князь Михаил Феодорович всея Русии пожаловал прислал в дом живоначалныя Троицы... в церковь живоначалныя Троицы двери царские: на створех Благовещение Пресвятыя Богородицы и евангелисты чеканные с финифтями; сень (над дверями) и столбцы обложены серебром чеканным золоченым».

Прежде нынешних царских врат Михаилом Федоровичем были было сделаны в собор в 1638 году другие царские врата, о которых в описи монастыря 1641 года, как о находившихся тогда в соборе, читается: «двери царские новые, резные, золочены сусальным золотом и серебром, и на них сорок вставок в киотцах, писаны святые на празелени, венцы серебряные, резные, золочены, межь трав писано разными красками. И во 146-м (7146–1638) году марта в 1 день государь царь и великий князь Михаил Феодорович всея Русии за те царские двери, за золото и за серебро и за краски и за денежное и хлебное жалованье, что дано мастером в два года (т. е. мастерам монастырским, которые делали двери в монастыре), пожаловал дал в монастырскую казну за все, во что те царские двери стали по росписи, сто тритцать один рубль, осмнатцать алтын, четыре деньги». Куда девались эти первые царские двери, сделанные на счет государя в самом монастыре, – остается неизвестным (может быть, государь взял их в Москву, в одну из дворцовых церквей).

Царские двери 1643 года, теперь находящиеся в соборе, в начале ХIX столетия были было обмениваемы с серебряными царскими дверями Никоновской церкви, но потом опять возвращены на свое место. В изданиях Краткого описания лавры 1796 и 1801 годов читается о царских дверях: «Царские двери и с сенью все покрыты чеканным серебром, устроенные царем Михаилом Феодоровичем»; а в изданиях с 1809 по 1829 год читается о них: «Царския двери, все кованныя серебреныя, местами вызолоченныя, в коих весу 4 пуда 13 фунтов, устроенныя одною благочестивою вкладчицею, а прежде бывшия, устроенныя царем Михаилом Феодоровичем, покрытыя чеканным серебром, перенесены в церковь преподобнаго Никона».

Рака с мощами преподобного Сергия находится у южной стены церкви подле иконостаса, или между алтарной стеной и южными дверями в церковь. <См. снимок>

По изнесении из земли в 1422 году мощи переложены были из гроба, в котором они находились в земле, в нарочито приготовленную раку. Рака эта была также деревянная, как и гроб, а отличалась от него, как должно думать, большим или меньшим украшением посредством резьбы, раскрашения, посеребрения или золочения. В деревянной раке мощи преподобного Сергия находились до 15 августа 1585 года, когда они переложены были в серебряную позолоченную раку, устроенную царем Иваном Васильевичем Грозным при участии некоторых других чтителей памяти преподобного (по крайней мере, тетки его, государя, – княгини Старицкой Евфросинии, и сына последней, а его, государя, – двоюродного брата, князя Владимира Андреевича). Имеем указание, что рака эта приготовлялась не менее 25 лет, и прямое известие, что она приготовлялась именно 29 лет12. Такая необыкновенная продолжительность работы должна быть объясняема тем, что требовалось слишком большое время на изготовление орнаментов, или украшений, раки и прикладов к ней, а может быть почему-нибудь происходили и более или менее продолжительные остановки в работе. На раке сделано пять кругов, или круглых клейм, – три на продольной открытой стороне и по одному на сторонах поперечных, на которых, как говорится в описи монастыря 1641 года, «чеканено житие чюдотворца Сергия», именно вычеканены избранные места из текста жития. О верхней доске раки, которой теперь уже нет, в описи 1641 года сказано: «на верхней цке образ чудотворца Сергия чеканной». Прежняя верхняя доска в 1835 году заменена новой, серебряной, чеканной13. Приклад к раке составлял образ святыя Троицы, который поставлен был над главой преподобного Сергия и о котором в описи 1641 года читается: «А над главою чюдотворца Сергия образ живоначальные Троицы золот, чеканной, в венце у Троицы яхонт лазорев, да два лалика, да четыре жемчюги на спнех, да около низано жемчюгом...; а по сторонам у живоначалные Троицы над главою же чюдотворца Сергия резаны две иконы на яшме..., а по полям на цке двадцать святых золоты»... (где теперь находится этот образ – остается нам неизвестным). В 1737 году императрица Анна Иоанновна устроила над ракой великолепную серебряную сень на четырех столбах, на которую пошло серебра более 25 пудов. С открытых сторон раки, одной продольной и одной поперечной, вставлены между низами столбов сени – служащие вместо решеток глухие засторонки, или стенки, которые имеют такой вид, что как будто составляют вторую раку, или футляр для раки, почему и можно встречать в описаниях не совсем правильные, или неточные, речи, что Анна Иоанновна сделала около раки Грозного другую раку. В круглом клейме поперечной засторонки читается следующая запись: «Самодержавнейшая всероссийская императрица Анна Иоанновна, в славу дивнаго Бога во святых своих, в честь преподобнаго Сергия Радонежскаго, славнаго в России чудотворца, сие его блаженных останков хранилище среброкованным строением по теплейшему своему благоговеинству украсить повелела от мироздания 7245-го года, от воплощения Жизнодавца 1737-го года». До двадцати лампад, висящих над ракою преподобного Сергия, составляют приношения высочайших особ и чтителей памяти преподобного из частных лиц.

У раки преподобного находятся иконы его «моления», или бывшие его келейные, – Богородицы Одигитрии и Николая чудотворца. <См. снимок> Здесь же находятся принадлежавшие ему священническая риза <См. снимок>, епитрахиль, поручи <См. снимок>, деревянный посох <См. снимок>, аналав от схимы <См. снимок>, ножик с влагалищем и ложка14 <См. снимок>. В описи 1641 года о ризе, епитрахили и поручах: «Ризы чюдотворца Сергия – крашенина вишнева, оплечье и круживо и потрахель и поручи изуфрь (если то же, что зуфь, то – шерстяная материя) синя».

На северной стороне церкви против раки преподобного Сергия, для симметрии с сению, над последней устроена сень над иконою Тихвинской Божией Матери.

Над южными дверями в алтарь стоит небольшой складной образ видения Божией Матери преподобным Сергием, написанный в 1588 году на доске от прежней деревянной раки преподобного Сергия, которая после переложения мощей преподобного в нынешнюю раку разнята была на иконы. Царь Алексей Михайлович брал с собой этот образ в Польский поход 1654 года15, и после того он был посылаем в армию: в Шведскую войну Петра Великого, в 1812 году, в Крымскую войну 1855 года, в Турецкую войну 1877 года [и в Японскую войну в 1904–1906 гг.; снимок см. на стр. 160]16. <См. снимок>

В соборе есть две иконы, получившие раны во время осады монастыря Поляками. Это иконы архангела Михаила и Николая чудотворца. Икона архангела Михаила, стоящая теперь в первом верхнем ярусе иконостаса, находилась во время осады монастыря Поляками в том же ряду икон, чтo и ныне, но только в ярусе не первом, а втором верхнем (в деисусе над тяблом, см. стр. 185)17. О ее прошибении польским ядром читается у Палицына: «в Михайлов день святаго архистратига (1608 года) поющим (осажденным) вечерню... во время псалмопения внезапу удари ядро в большой колокол (колокольня находилась у западной стены Духовской церкви) и сплыв в олтарное окно пресвятыя Троицы и пробив в деисусе у образа архистратига Михаила дску подле праваго крыла (разумеется крыло архистратига) и ударися по столпу скользь и сплы в стену и отшибеся в насвещник пред образом святыя живоначальныя Троицы и наязви свещник и отразися в левой крилос и развалися». Пробоина на иконе закрыта (если не ошибаемся) новой ризой. Икона Николая чудотворца, стоящая теперь на южной стене западной паперти, во время осады монастыря Поляками стояла в самой церкви, на северной стене, близ иконостаса, где стоит теперь икона Тихвинской Божией Матери с сению. Она поражена была ядром в один день с иконой архангела Михаила и тотчас или вскоре за этой последней. У Палицына читается: «в той же час (как поражена была икона архангела Михаила) иное ядро прорази железные двери с полуденные страны у церкви живоначальныя Троицы (пробитые двери и до сих пор стоят на своем месте, а чтобы понять, как они могли быть пробиты, нужно припомнить, что южной паперти у собора тогда не было), и проби дску местнаго образа великаго чудотворца Николы выше леваго плеча подле венца, за иконою же ядро не объявися». Пробоина и до сих пор видна на иконе.

Перед местною иконою преподобных Сергия и Никона, находящеюся в углу за северными дверями в алтарь, стоит на обложенной серебром подставке, имеющей вид налоя, ковчег с частицами 129 мощей, приложенный в монастырь в 1858 году фрейлиной Е. И. Нарышкиной, которой, быв родовою собственностию Нарышкиных, достался по наследству.

В северной паперти собора на восточной стене находится икона, на которой изображен преподобный Сергий со своими учениками. Это, вероятно, есть та икона, которая в 1641 году стояла на задней стороне левого столпа и о которой в описи читается: «образ местной (т. е. большой) – обитель живоначалные Троицы в лицах, написан преподобный чюдотворец Сергей со ученики»18.

Относительно икон на подкупольных столпах в описи 1641 года читается: «на столпах над правым и над левым крылосами и круг столпов иконы деланы новые во 144-м (1636-м) году, обложены литыми оловянными образцами, а образцы золочены сусальным золотом». Гладкие киоты, в которых стояли иконы, заменены были резными, вероятно, при митрополите Платоне. Об этих вероятных платоновских киотах дает некоторое представление митрополит Филарет в письме наместнику Антонию от 11 февраля 1833 года, в котором пишет: «Иконостас около столпов Троицкаго собора переделать подлинно пора; но при этом надобно подумать, нельзя ли его сделать менее: он много убавляет места в соборе малом и загораживает иконостас алтаря... мне думается, что колонны по углам нужно сделать тонкия, готическаго характера, а фронтоны – не наклоненные, как теперь, но прямые, и в них вместо пустой резьбы не худо поместить небольшия иконы, каких много даром стоит в ризнице». Теперешние киоты сделаны или в сем 1833 году, или же в следующем, 1834 году, а в 1835 году они обложены по тумбам бронзою, а выше тумб – серебром.

Собор впервые расписан был стенным письмом, как мы сказали выше, тотчас по его построении преподобным Никоном, причем труд его расписания принадлежал знаменитым живописцам того времени – монахам Московского Андроникова монастыря Даниилу Черному и Андрею Рублеву. После преподобного Никона живопись была возобновлена в 1635 году, а потом была возобновляема в 1779, 1834–1835, 1854–1855 и 1904–1905 [Сафоновым] годах, а в алтаре была еще возобновляема и поправляема (по указаниям и помимо указаний митр. Филарета) в 1843 году. Что в живописи иконописцем после всех ее возобновлений остается древнего – решить очень трудно (если не ошибаемся, то при возобновлении 1854–1855 годов предоставлена была новым художникам, не к пользе дела, особенно большая свобода)19.

Между задними подкупольными столбами собора висит на цепях огромное паникадило, серебряное, круглое, украшенное иконами (подобное так называемым хоросам греческих Афонских монастырей), начатое быть делаемо митрополитом Платоном в 1811 или 1812 годах и оконченное после его смерти, в 1813 или 1814 годах, имеющее веса около пяти пудов. Три других паникадила пред иконостасом и все лампады пред местными образами также серебряные (как паникадила, так и лампады – переделанные из прежних при наместнике Антонии). О большом паникадиле, висевшем в 1641 году пред иконостасом, в описи сего года читается: «Перед деисусом противу царских дверей паникадило большое медяное, немецкое дело, а у него в первом ряду двенадцать шанданов, да в другом ряду и в третьем по шти шанданов, вверху и посеред вылиты люди, под паникадилом яблоко болшое серебряное чеканное, середи яблока подпись кругом золочена, под большим яблоком яблочко золотое резное с чернью, на нем четыре продушины, под золотым яблочком кисть, золото с серебром скано, около кисти вверху низано жемчугом». Паникадило, висящее теперь в трапезной церкви, как будто есть это самое паникадило. О теперешнем большом паникадиле, висящем пред иконостасом и переделанном при наместнике Антонии, в описи ризницы 1735 года сказано, что материал на него есть вклад (стольника) Федора Ивановича Янова (скончавшегося в 1724 году и погребенного в монастыре) с племянниками, а что мастерство и позолота монастырские.

Какой первоначально был пол собора – нет сведений, но с вероятностию нужно думать, что такой же, какой в XVII веке, именно каменный, лещадной, ибо подобные полы во времена преподобного Никона у нас были настилаемы в каменных церквах. О поле собора в половине ХVII века Павел Алеппский пишет: «пол этой церкви состоит из широких плит четырехугольных такого огромнаго размера, что ни в самом Алеппо не найдете подобных; говорят, что царь Иван привез их из Новгорода, где есть каменоломни»20. В описи лавры 1768 года о поле собора читается: «пол в церкви из дикаго камня плитной, в олтаре и трапезе чугонной плитной же». Весь собор вместо камня выстлан чугуном в 1779 году, [который в 1905 г. заменен Метлахскими плитками].

Из холодного теплым собор сделан в 1835 году. В ХVII веке защищались в нем от зимней стужи тем, что выстилали пол его войлоками (как дает знать опись 1641 года); а перед наместником Антонием – будто бы тем, что, возвращаясь, так сказать, к первобытной простоте, настилали на полу его сено.

В юго-западном углу собора погребены два князя, сыновья Владимира Андреевича Храброго, или Донского (сподвижника Дмитрия Ивановича Донского в Куликовской битве), – Андрей Младший, бывший именно князем Радонежским, и Симеон, в монашестве Савва, скончавшиеся от мора оба в одном и том же 1426 году (что было при преподобном Никоне. Запись, читаемая на медной доске, вставленной в указанном месте в южную стену, что в церкви погребен князь Андрей, «во иноцех Савва», принадлежащая митрополиту Платону, сделана ошибочным образом). А под западной папертью собора в числе многих других погребен известный деятель Смутного времени – князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой (скончавшийся в 1625 году, по котором даны в монастырь богатые вклады).

В северной паперти собора читаются следующие две высеченные на камне записи:

I. «В славу Богу Всемогущему, молитвами зде почивающаго угодника, среди смертныя язвы в Москве и окрест самого места сего свирепевшия лета от Рождества Христова 1771 не токмо живущия в обители сей, но и вне оныя принадлежащих ей служителей ни в чем же невредимых чудесно сохранившему, аще обитель и бе отверста всем приходящим, на память незабвенную будущим родам толикаго чудесе и благодеяния изсечен камень сей лета 1774».

II. «Слава Триединому Богу, и в наше время помянувшему древния свои к обители сей милости, егда оную и от новыя всегубительныя язвы, от надменнаго повелителя Франции, в 1812-м году в отечество наше вторгшагося, многие грады, веси и первопрестольную даже Москву огнем и мечем опустошившаго, и от градов Дмитрова и Богородска алчныя руки и к сим местам простиравшаго, покровом Пречистыя Матере Своея милостиво приосени и молитвами преподобнаго Сергия и Никона огради, из градов оных в постыдное внезапу обрати бегство нечестивыя врага полчища на 2-й день Октоврия тогож 1812 года.

В приснопамятную благодарность за таковое к обители сей благодеяние Божие изсечен камень сей, 1813 года!»21

2. НИКОНОВСКАЯ  ЦЕРКОВЬ

Никоновская церковь, то есть церковь во имя преподобного Никона, ученика и преемника Сергиева на игуменстве в монастыре, поставлена над его, Никона, гробом (биографические сведения о преподобном Никоне см. выше, стр. 91–92). Преподобный Никон погребен вне Троицкого собора, у южной его стены, против того места, на котором в самом соборе погребен был преподобный Сергий, поэтому Никоновская церковь пристроена к Троицкому собору, имея одною из своих стен его одну стену.

Преподобный Никон был причислен к лику святых на соборе 1547 года, и церковь над его гробом была поставлена в следующем, 1548 году22. В 1623 году, то есть спустя 75 лет, на место этой первой церкви поставлена новая, большая против нее церковь; эта вторая церковь и остается до настоящего времени. Имея длины немного более половины Троицкого собора, а именно 4 сажени 2 аршина, она несколько выдается своим алтарем вперед алтаря собора, а ее задняя, или западная, стена – в расстоянии одного аршина от южных дверей в собор; ширина ее – 4 сажени с половиной, так что она почти совсем квадратная. Нельзя предполагать, чтобы ныне существующая церковь была увеличена против первой церкви в длину, потому что при меньшей, чем теперь, длине эта первая церковь не захватывала бы гроба преподобного Никона; следовательно, должно предполагать, что увеличение сделано в ширину и что первая церковь, имев ту же длину, какую имеет и нынешняя церковь, была yже нынешней.

В описи монастыря 1641 года сказано, что глава на церкви обита немецким железом (жестью), а крест на главе золочен. Неизвестно когда до 1768 года, но, вероятно, одновременно с тем, как покрыта была золотом кровля Троицкого собора (около 1720 года), позолочены были глава и кровля и нашей церкви, причем, вероятно, кровля церкви, подобно кровле собора, переделана из пофронтонной в четырехскатную (и причем сделана была еще большая надкладка над алтарной абсидой, чем над абсидами Троицкого собора, так что карниз у ней еще ниже, чем над абсидами собора). В 1780 году позолота креста и главы была возобновлена. В 1805 году одновременно с кровлей Троицкого собора кровля и глава церкви были покрыты золоченой медью, а крест на главе вновь вызолочен листовым червонным золотом, и тогда же, как и на Троицком соборе, подзоры под кровлей сделаны из белого железа, или из жести. О наружной окраске церкви в описи лавры 1768 года говорится: «вся та церковь с лица (причем разумеется бывшее тогда, как и теперь остающееся единственно открытым лицо восточной, или алтарной, стены) окрашена разными красками». В 1779 году она была расписана мрамором под один вид с Троицким собором. А в 1840 году расписание мрамором заменено в верхней половине ее (алтарной ее стены) священными изображениями в клеймах (над карнизом, который, как мы сейчас сказали, по причине надкладки над ним далек от кровли) и изображениями отдельных святых (под карнизом и над окнами, между тонкими колонками, или как бы жгутами, протянутыми между окон от карниза донизу, а над окнами – до сих последних).

Паперть в церкви (с южной стороны) пристроена когда-то до 1768 года, ибо в описи лавры этого года о ней уже говорится, именно: перед церковию «каменная паперть, покрыта тёсом; при ней (паперти) затворы столярные створчатые стеколчетые выкрашены красною краскою». В 1840 году паперть переделана. В том же 1840 году сделаны двери из церкви на запад (в теперешнюю южную паперть Троицкого собора, а дотоле они были только на юг, на запад же было окно).

Престол в церкви серебряный, чеканный, совершенно одинаковый с престолом Троицкого собора и пожертвованный в 1883 году тем же И. И. Шапошниковым, что и престол Троицкого собора.

Царские врата в церкви – серебряные, кованые, местами вызолоченные – те самые, которые были было переносимы в Троицкий собор и о которых мы сказали выше (стр. 188); они пожертвованы между 1801–1809 годами М. П. Салтыковой).

Над царскими вратами – древняя Иерусалимская икона Божией Матери, украшенная золотою ризою (поставленная над вратами в 1840 году). Иконостас, сделанный на место первоначального в 1779 году, был поновляем в 1840 году, а потом поновлен в 1878 году.

Впервые церковь была расписана внутри в 1635 году. После того живопись возобновляема была три раза – в 1779, 1840 и 1878 годах.

В северо-западном углу церкви, вдоль северной стены, стоит рака (надгробие) над мощами преподобного Никона, которые находятся в земле, или под спудом. В половине ХVII века, как видно из описи монастыря 1641 года, рака (называемая в описи гробницей) была деревянная, обитая камкой. В 1779 году митрополит Платон сделал новую деревянную раку, которую позолотил по полименту червонным золотом; впоследствии рака, сделанная митрополитом Платоном (?), была покрыта сверху серебром, а с боков – посеребренной медью. [В 1900 г. сделана была новая, серебряная, рака, устроенная усердием московского купца А. П. Каверина, по проекту академика-архитектора И. И. Поздеева, снимок ее см. в Житии преп. Сергия, составл. еписк. Никоном, стр. 222]. Над ракой, на северной стене, в серебряном окладе стоит древняя икона явления преподобному Никону преподобного Сергия со святыми митрополитами Петром и Алексеем для предуведомления его о разорении монастыря Татарами.

В половине XVII века над престолом церкви стояла весьма узорочная (затейливая) сень, о которой в описи монастыря 1641 года читается: «Над престолом шатер о пяти верхах со кресты, древен (-ян), верхи обиты немецким железом, на болшом верху по железу волнение морское (кровля волнообразная), образ Господа Саваофа в силах (т. е. окруженного херувимами и серафимами); да у шатра жь четыре доски, резаны на проем (насквозь, разумеются гребни); у шатра же деисус – двенатцать икон в бочках резных, да межу бочек травы болшие резные же, столбцы и доски резные и бочки и по травам резь золочено сусальным золотом и серебром и краски разцвечено. Поставление (т. е. наш шатер) соборного старца Мисаила Новосилцова».

В той же половине ХVII века на северных дверях церкви, как на тех же дверях и некоторых других лаврских церквей, был «написан крест Господень с копьем и тростию, (а) по стороне креста ангели» (на других дверях: «и херувими»).

[На монастырской колокольне] висит колокол (весом пудов в 20), слитый в монастырь при преподобном Никоне, который слыл за «чудотворцов», то есть за принадлежащий самому преподобному Сергию. На колоколе читается надпись: «[ис. хс. † нк. В славу стыя и живончальныя Троица сврши си колокол в лета блгочиваго великого князя Василия Дмитриевича и архиепискпа Фотия, митрополита Киевскаго всея Руси, во обитель прдобнаго отца нашего Сергия, при настоятельстве от(ца) ншего Никона игумена, в лето 6928 (1420), индикта 13, мца августа 15, на Успение пречистыя Влаца нашея Богородица Мария]».

3. ДУХОВСКАЯ  ЦЕРКОВЬ

Преподобный Никон, приступив к строению для мощей преподобного Сергия каменной церкви вместо деревянной, перенес эту последнюю церковь на другое место, несколько далее к востоку, именно на то место, где стоит теперь наша Духовская церковь, и посвятил ее (деревянную церковь) на новом месте также имени святыя Троицы (в этой прежней деревянной церкви, перенесенной на новое место, как сказали мы выше, находились и мощи преподобного Сергия, пока строилась каменная церковь). В 1476 году вместо деревянной церкви построена была каменная (кирпичная) церковь, снова посвященная имени святыя Троицы. В 1554 году по приказанию царя Ивана Васильевича на месте первой каменной церкви поставлена новая каменная церковь, также посвященная святой Троице. Эта вторая каменная церковь и есть нынешняя Духовская церковь. Когда после Ивана Васильевича вместо Троицкой стала она называться Духовской – не знаем, но в описи монастыря 1641 года она называется уже Духовскою, с прибавлением частнейшего обозначения «середняя» (как называется, или обозначается, она и в других актах)23.

       Церковь имеет в длину 7 сажен с 2 аршинами, в ширину 6 сажен; однокупольная (одноглавая), внутри четырехстолпная (с двумя столпами в средине церкви и двумя в алтарной преграде).

В описи монастыря 1641 года читается о наружности церкви: «церковь середняя Сшествие святаго Духа24, камена, верх – одна глава, обита немецким железом, крест решетчат, золочен». В 1768 году, как значится в описи лавры этого года, церковь и с алтарем еще была покрыта тесом. В 1780 году тщанием митрополита Платона глава ее была позолочена червонным листовым золотом, и тогда же, вероятно, вместо теса она покрыта была железом; по крайней мере, в описи лавры 1785 года говорится, что все церкви монастыря, а следовательно и наша Духовская, покрыты железом. В 1808 году, по замышлению митрополита Платона, глава церкви была «отделана на подобие искусственной небесной сферы», о чем в Кратком описании лавры читается: «по средине проведен из медных аршинных позлащенных листов пояс; сверху под яблоком сделано медное сияние и местами по голубой земле положены медныя, позлащенныя, разной величины, звезды, снизу по золоту украшено приличным к тому росписанием и в некоторых местах, также по голубой земле, положены медныя позлащенныя звезды, и крест на сей главе вновь позлащен листовым червонным золотом». Платонову отделку, наподобие небесной сферы, глава отчасти сохраняет и до настоящего времени (не совсем ясно говорит Краткое описание, но как будто только при митрополите Платоне деревянная кровля на церкви заменена была железной, см. конец главы IV)25.

Нынешний иконостас церкви, трехъярусный, розового дерева, сделан в 1866 году и заменил собою иконостас, сделанный митрополитом Платоном в 1778 году.

Стенным письмом церковь впервые была росписана в 1655 году по приказанию патриарха Никона и с пособием от него в 200 рублей. Потом письмо было возобновляемо в 1788 году и возобновлено в 1866 году.

В южном отделении алтаря церкви (диаконик) при ее построении был устроен придел в честь Усекновения честной главы Иоанна Предтечи, ангела царя Ивана Васильевича (чем дается предполагать, что церковь была построена если не совсем на деньги государя, то более или менее с значительною его помощью). Придел существовал очень долгое время (в описи монастыря 1641 года он описывается) и был упразднен только в 1774 году. В 1568 году была погребена в приделе, как должно думать по приказанию государя, родственница его – княгиня Марфа Васильевна Бельская, жена князя Ивана Дмитриевича Бельского (Марфа Васильевна, дочь князя Василия Васильевича Шуйского, была внучка царевича Казанского Петра, до крещения – Даира Кудайгула, женатого на дочери великого князя Ивана Васильевича III, и была выдана Грозным за Бельского в 1554 году)26.

4. ФИЛАРЕТОВСКАЯ  ЦЕРКОВЬ

Филаретовская церковь, или церковь во имя святого Филарета Милостивого (память которого 1 декабря), прикладена в 1867 году к южной стене Духовской церкви (на иждивение покойного П. Г. Цурикова) с тою мыслию, или в том намерении, чтобы она служила усыпальницей для митрополита Филарета. Скончавшийся 19 ноября того же 1867 года митрополит Филарет действительно и был в ней погребен. После Филарета погребен в ней его преемник по кафедре, митрополит Иннокентий, скончавшийся 31 марта 1879 года. А на паперти, или в притворе, церкви погребен наместник лавры архимандрит Антоний, скончавшийся 12 мая 1877 года.

В иконостасе церкви и пяти киотах помещены иконы, которые поднесены были митрополиту Филарету в день 50-летнего юбилея его архиерейства – 5 августа 1867 года. В двух шкафах находятся архиерейские богослужебные одежды, в которых митрополит Филарет служил в последние дни жизни.

В церкви этой, как усыпальнице митрополита Филарета, учреждено непрерывное чтение псалтыри о упокоении его, равно как усопших братий обители и прочих православных христиан и благотворителей лавры27.

5. УСПЕНСКИЙ  СОБОР

Успенский собор построен по подобию Московского Успенского собора, или представляет копию сего последнего (в общем, с некоторыми отступлениями в частностях). Он пятикупольный, или пятиглавый, шестистолпный внутри, причем четыре столпа – в самой церкви и два – в алтарной перегороде, или стене, пятиабсидный, или с пятью (а не тремя) алтарными полукружиями. Размеры его: длина 19 саженей со стенами, ширина 13 саженей и 1 аршин со стенами, вышина до 10 саженей, а с южной стороны (так как местность – некоторый косогор, или угор) и более. Собор называется именно собором (а не церковию), как вторая главная церковь в монастыре после Троицкого собора (иеромонахи и иеродиаконы лавры разделяются на два собора – первый и второй; главная церковь первого собора есть Троицкий собор, главная церковь второго собора есть Успенский собор).

История построения собора остается неизвестною. Он освящен 15 августа 1585 года, что было вторым годом правления царя Феодора Ивановича после смерти отца, который умер 18 марта 1584 года. Но так как нельзя предполагать, чтобы очень большая церковь была складена и совсем приготовлена к освящению в одно-два лета, то должно думать, что она начата строением в тот или другой из последних годов правления Ивана Васильевича Грозного. На чьи средства построена церковь, монастырские или царские, – не знаем, но на основании того обстоятельства, что в соборе устроены были два придела в честь ангелов царя и царицы, представляется вероятным думать, что церковь построена на средства государя или, по крайней мере, с весьма значительной помощью от него. Относительно побуждений, по которым построен собор, можем сказать следующее. Есть запись о трех чудесах преподобного Сергия, сделанная в 1558 году и читаемая в одной рукописи Императорского Общества Истории и Древностей Российских (№ 321, л. 605). В предисловии к записи говорится, что царь Иван Васильевич с митрополитом Макарием и всем освященным собором, с игуменом и старцами Троицкого монастыря решил было построить в монастыре большую церковь св. Троицы на месте малой, Никоновой, но что потом отложил намерение из опасения, что это может быть неугодным преподобному Сергию. Так, дополняя это известие предположениями, можно думать, что царь Иван Васильевич, отложив мысль построить большую церковь св. Троицы для мощей преподобного Сергия, потом решил во изъявление своего усердия к преподобному все-таки построить в монастыре большую церковь, хотя и не с назначением быть его, преподобного, усыпальницею: монастырь давно стал знаменитым монастырем, обнесен был великолепной каменной стеной, но не было в нем ни одной большой каменной церкви... В 1556 году в Троицком монастыре произведено было то преобразование в отношении к зданиям, что монашеские келлии, бывшие до тех пор очень близко к Троицкому собору, отнесены были к стенам монастыря, а бывшие по-за кельями службы вынесены вон из монастыря. При этом образовалась на монастыре между церквами (Троицким собором и Духовскою церковью) и восточной линией келей большая площадь (вместо прежде бывших и застроенных службами задворков). Образование на монастыре большой площади вероятно поставлять в связь с построением Успенского собора двояким образом. Может быть, очистили большую площадь потому, что надумали построить в монастыре большую церковь; может быть, явившаяся большая площадь, представлявшая из себя пустырь и требовавшая замещения, повлияла на осуществление явившейся прежде мысли о построении в монастыре большой церкви. Если бы принимать, что церковь начата была строением в последнее время царствования Ивана Васильевича, то с некоторою вероятностию могло бы быть предполагаемо, что церковь была со стороны государя одною из умилостивительных жертв Богу за убиение сына, имевшее место 15 ноября 1582 года.

В церкви четыре престола: главный – в честь Успения Божией Матери и боковые – во имя великомученика Феодора Стратилата (память 8 февраля и 8 июня), мученицы Ирины (16 апреля) и Николая чудотворца. Два первых придела, находящихся в двух южных боковых отделениях алтаря и посвященных ангелам царя Федора Ивановича и его супруги, устроены при самом построении церкви; а третий придел – во имя Николая чудотворца, находящийся в крайнем северном предалтарии, устроен во время осады лавры Поляками как обетная церковь по случаю свирепствовавшей в монастыре повальной болезни цинги и освящен 9 мая 1609 года28.

С западной стороны находилась у собора большая паперть, построенная одновременно с ним самим, «которая после сделана была трапезою» (Кратк. описание), то есть которая из сеней к церкви чрез поставление в ней икон обращена была потом в заднюю часть самой церкви. По причине, должно думать, ветхости она была разобрана в 1780–1781 годах29. На плане собора в книге планов и фасадов она изображена с тремя крыльцами, или входами, – западным, северным и южным [см. в конце фототипическую таблицу № VIII]; по Описанию лавры 1768 года, у ней были два крыльца, причем должны быть разумеемы крыльца западное и южное; с двумя крыльцами – западным и южным – она изображена и на виде лавры ХVII века [см. в конце таблицу № I].

В Кратком летописце Троицкого монастыря под 1621 годом читается: «того же лета у великия церкви Успения Пречистыя Богородицы верхи (куполы, или главы) устроены белым железом и киоты верхние над олтарем (арки, или полукруглые некоторые углубления снаружи) подписаны». В описи монастыря 1641 года читается: «церковь Успения пречистые Богородицы камена, о пяти верхах, главы обиты немецким железом, и на середней главе крест золочен, а четыре креста обиты немецким железом». Между 1754 и 1758 годами середняя глава была позолочена червонным листовым золотом. В 1806 году глава эта вся покрыта медью и вызолочена так же, как кровля на Троицком соборе, а в 1807 году меньшие четыре главы покрыты были голубою краскою и украшены медными разной величины вызолоченными звездами. В настоящее время середняя глава золоченая, четыре боковые главы выкрашены в белый цвет и покрыты разной величины медными золочеными звездами. В настоящее время главы собора имеют форму луковиц, а кровля на нем четырехскатная. И то и другое есть позднейшее: первоначальные главы были полусферические (каковы до сих пор главы на Московском Успенском соборе и какова до сих пор глава на лаврском Троицком соборе), а крыша – по полукруглым фронтонам (какова она до сих пор на Московском Успенском соборе и с какою изображен и наш собор на виде лавры ХVII века, см. таблицу № I). В 1781 году, после того как разобрана была паперть собора, сделано было вместо нее нынешнее западное крыльцо с надписью на фронтоне: «Ведомому Богу». В 1836 году собор был обложен понизу диким камнем. В 1898 году под юго-западной частью собора сделана усыпальница для умирающих митрополитов Московских с наружным ходом в нее в южной стене подле южного крыльца в собор. [Здесь погребены митрополиты Московские Леонтий († 1 августа 1893 г.) и Сергий († 11 февраля 1898 г.). Усердием московской купеческой вдовы Е. С. Ляминой устроена церковь в честь Всех Святых, с тем чтобы заупокойные служения в ней по митрополите Сергии совершались еженедельно по средам, субботам и воскресеньям, а также в дни его рождения и кончины. Иконостас в этой церкви мраморный]30.

В главном алтаре собора запрестольный крест утвержден над двуглавым орлом, который, по преданию, вырезан Петром Великим. Пятиярусный, резной, огромных размеров иконостас сделан на месте первоначального в половине прошедшего столетия. Расположение рядов икон в нем иное, чем в Троицком соборе, а именно совсем то, какое принято в настоящее время, то есть местные иконы, праздники, ряды – апостольский, пророческий и праотеческий. Из четырех серебряных риз на местных иконах три ризы – на иконах св. Троицы, Спасителя на престоле и Успения Божией Матери – сделаны в 1854 году Московским купцом Е. К. Маловым, а четвертая риза – на иконе Благовещения – сделана на монастырский счет в 1880 году. Серебряные лампады перед местными иконами, в числе 9, даны царями Иоанном и Петром Алексеевичами в 1686 году, как видно из сделанных на них надписей. В алтаре вдоль иконостаса, поверх дверей, устроены, подобно тому как в Московском Успенском соборе и некоторых других больших старых (сохраняющих старые, ХVIII века, иконостасы, например в Московском Донском монастыре, соборе г. Смоленска и др.) церквах, три ряда, или три яруса, хоров (галлерей). На хорах этих поют певчие в праздник Успения Божией Матери, причем для того, чтобы пение слышно было в церкви, вынимаются из верхнего ряда иконостаса несколько икон (а назначение этих хоров есть то, чтобы в случае нужды и по мере нужды вынимать с них иконы из иконостаса и чтобы вообще при помощи их содержать в опрятности сей последний). В 1880–1881 годах резьба иконостаса исправлена и он вызолочен вновь, а также и иконы очищены от позднейших исправлений и реставрированы (равно как исправлены и бронзированы и находящиеся в соборе паникадила).

В описи монастыря 1641 года упоминается какая-то верхняя палатка, находившаяся в Успенском соборе: «в церкве пресвятые Богородицы Успение в верхней полатке деисус вышит на пелене, тафта червчата» (описание пелены и более ничего).

Стенным письмом собор впервые покрыт был в 1684 году; оно произведено было на деньги (4 тысячи рублей), которые оставил для сей цели архиепископ Рязанский Моисей, скончавшийся и погребенный в нашем соборе в 1651 году (см. о нем сейчас ниже). Отчасти живопись была возобновлена в 1777 году, а вполне была возобновлена в продолжение 1865–1866 годов (на иждивение Московского купца О. П. Тюляева). Никак нельзя отозваться о живописи с особенной похвалой в отношении художественном, и если когда было бы извинительно и желательно отступление от древнего подлинника, так это в нашем случае.

У южной стороны собора, близ иконостаса, на том месте, где в Троицком соборе находится рака с мощами преподобного Сергия, до 1786 года стоял гроб преподобного Сергия, в котором он был погребен в земле и из которого мощи его по изнесении их из земли переложены были в новую раку. В описи монастыря 1641 года читается: «у полуденных дверей (собора) гроб древян чюдотворца Сергия, в котором мощи обрели, верхняя доска разнята на иконы, а в то место верхняя доска новая, на ней написан образ чюдотворца Сергия; на гробу покров отлас таусинной, ветх, на нем шит образ розными шолки, а венец шит золотом и серебром, подпись шита золотом; в киотах образов над гробом чюдотворца Сергия»... (около 30-ти). В 1786 году гроб перенесен был в церковь Вифанского монастыря, в которой (из двух нынешних – в старой, платоновской) и находится до настоящего времени.

Бронзовая решетка по солее собора сделана в 1880 году. В том же году настлан нынешний плитяный пол вместо бывшего чугунного.

В соборе находятся надгробные памятники над погребенными в нем: в северо-западном углу – королевой Марией Владимировной и ее дочерью, королевной Евдокией; по южной половине западной стены, или направо от входа, – архиепископом Рязанским Моисеем, архиепископом Московским Августином и митрополитом Московским Макарием. Мария Владимировна, в монашестве Марфа, была дочь Старицкого князя Владимира Андреевича, двоюродного брата Ивана Васильевича Грозного, внука Ивана Васильевича III, отравленного Грозным вместе с женой и сыновьями в 1569 году. В 1573 году Грозный выдал ее замуж за Датского принца Магнуса, который изъявил готовность стать Ливонским королем, подручником Московского царя, и который, получив титул короля, но не видав королевства, ибо Грозный только мечтал, но не в состоянии оказался создать последнее, в 1578 году бежал от царя с женой к Польскому королю Стефану Баторию31. В Польше в 1580 году родилась у Магнуса от Марии Владимировны дочь, по имени Евдокия, которая крещена была в нашу, православную, веру. После смерти Магнуса, случившейся в 1583 году, Годунов (как принимают) ложными обещаниями заставил Марию Владимировну возвратиться в Россию, а по возвращении ее в Россию принудил ее принять монашество (с именем Марфа) и поселил ее в Подсосенском монастыре, находившемся в семи верстах от лавры, что ныне село Подсоснино. Дочь ее Евдокия скончалась 18 марта 1589 года, а она сама жила до 1614 года, причем время осады лавры Поляками провела в последней, быв замешана в сплетне об измене; скончалась в Московском Новодевичьем монастыре (ибо Подсосенский монастырь был уничтожен Поляками) в июле месяце указанного года до 17 числа (надпись на самом памятнике неверна). Моисей, архиепископ Рязанский, в миру Максим, был протопопом Московского Благовещенского собора и духовником царя Михаила Феодоровича; принял монашество в Троицком монастыре, вероятно, в 1635 году, ибо под сим годом записан его вклад в монастырь; быв поставлен в архиепископа Рязанского 10 января 1638 года, скончался в Рязани 15 февраля 1651 года, после чего перевезен был для погребения к Троице; он оставил после себя, как мы сказали, 4 тысячи рублей на украшение стенным письмом Успенского собора. Архиепископ Московский Августин скончался 3 марта 1819 года (см. о нем в списке настоятелей, № 71). Митрополит Московский Макарий скончался 9 июня 1882 года (ibid., № 75).

На паперти, или в трапезе, Успенского собора погребены были тела царя Бориса Федоровича Годунова, его супруги Марии Григорьевны, его сына Феодора и его дочери Ксении, в монашестве Ольги. Борис Федорович Годунов, скончавшийся 13 апреля 1605 года, погребен был в усыпальнице царской – Архангельском соборе, но когда в июне 1605 года Москва признала самозванца, то тело его было выкопано из могилы в соборе и вместе с телами убитых тогда (10 июня) его супруги и сына погребено было в Варсонофьевском девичьем монастыре (находившемся в Варсонофьевском переулке между Рождественской и Лубянской улицами, – убогом, но бывшем не на «убогих домах»). По приказанию царя Василия Ивановича Шуйского тела Бориса Федоровича, его супруги и сына с честью перенесены были к Троице в 1606 году, а несчастнейшая Ксения Борисовна погребена была, согласно ее предсмертной просьбе к царю Михаилу Федоровичу, вместе с родителями после ее кончины во Владимирском Успенском или в одном из Суздальских женских монастырей, последовавшей 30 августа 1622 года32. Когда была уничтожена паперть Успенского собора, могилы всех четверых оказались на воле, под открытым небом, и над ними устроена была доныне находящаяся над ними палатка. В описи монастыря 1641 года читается о гробницах Бориса Федоровича и членов его семьи на паперти Успенского собора: «в паперти над гробницами образов, где положен царь Борис и царица Марья и царевич Федор и царевна Ольга: в киоте два образа местных, писаны на празелени, образ живоначальные Троицы, образ пресвятые Богородицы Коневские, образ Бориса и Глеба, писаны на золоте; вверху над большими образами шесть образов окладные, в киоте два образа окладных – образ Спасов да видение чюдотворца Сергия; у гробниц четыре свечи поставные восковые, насвечники железные; на гробницах же царя Бориса и царицы и царевны три покрова черные, на царевичеве гробнице покров червчат, повсядневные, на них шиты кресты». Соборная панихида над гробницами Годуновых ежегодно поется 1 мая (ошибочно как-то принятого за день кончины Бориса Федоровича).

Не один раз, сколько знаем, возникала мысль, чтобы по возможности хорошо отделать Успенский собор и чтобы на лето, когда в лавре бывает очень большое стечение богомольцев, переносить в него мощи преподобного Сергия из слишком тесного Троицкого собора. Нельзя не пожелать, чтобы мысль эта была приведена в исполнение33.

6. СМОЛЕНСКАЯ  ЦЕРКОВЬ

На том месте, где стоит теперь Смоленская церковь, или церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери (иконы Божией Матери, именуемой Одигитрия), в начале ХVIII века стояло каменное здание, в котором помещались служние, или людские, трапеза и поварня (это, собственно, была братская поварня, обращенная в служнюю трапезу-поварню после того, как на место прежней братской трапезы, при которой она была и которая находилась там, где теперь колокольня, была построена нынешняя трапеза, см. ниже, гл. IV). На наружной стене здания стояла Смоленская икона Божией Матери. В 1730 году эта икона представилась в сонном видении одному монастырскому псаломщику, который имел пригнутые к спине и иссохшие руки и который после сего получил исцеление. Для прославившейся чудотворением иконы здание трапезы-поварни в 1735 году по именному указу императрицы Анны Иоанновны и обращено было в церковь Смоленской иконы Божией Матери. Но здание скоро оказалось ветхим, и на деньги, пожертвованные графом А. Г. Разумовским, в количестве 4654 рублей 38 копеек (!), по разобрании старой церкви была поставлена новая церковь, существующая до настоящего времени. Новая церковь начата была строением в 1746 году, окончена в 1748 году и освящена в присутствии императрицы Елизаветы Петровны 6 июня 1753 года. <См. снимок>

Церковь овальной фигуры; в окружности имеет 19 сажен, а в диаметре от горнего места до западных дверей – 5 сажен. Глава на церкви вызолочена червонным листовым золотом в 1780 году. В 1854 году к церкви пристроена паперть, и она, быв вся реставрирована, сделана теплою (в первоначальном своем виде церковь, несмотря на свои малые размеры, имела, как видно из описи лавры 1768 года, три крыльца, то есть на запад, север и юг, из белого камня)34.

Иконостас в церковь, вызолоченный червонным золотом, был устроен тем же графом Разумовским, которым была построена и самая церковь. В 1756 году граф П. Б. Шереметев устроил на Смоленскую икону Божией Матери ризу и оклад серебряные, вокруг украшенные жемчугом, и алмазную корону с разными каменьями. В 1781 году церковь была расписана голубою краскою с пристойными украшениями. В 1854 году иконостас церкви сделан под мрамор и стены ее вновь расписаны.

7. ТРАПЕЗНАЯ  ЦЕРКОВЬ  ПРЕПОДОБНОГО  СЕРГИЯ

Трапезная церковь во имя преподобного Сергия <См. снимок> вместе с самой трапезой построена в продолжение 1686–1692 годов монастырским иждивением по приказанию царей Иоанна и Петра Алексеевичей (о прежней трапезе, находившейся на месте нынешней колокольни, с церковию при ней преподобного Михаила Малеина, ангела царя Михаила Федоровича, см. ниже, в главе IV). В длину вместе с алтарем, трапезою и папертью, включая и стены, церковь имеет 34 сажени, в ширину, также со стенами, – 9 саженей. Окна церкви обставлены резными колоннами (которые до 1837 года были из камня, а теперь – из алебастра?)35, которые росписаны разными красками; снаружи стены росписаны наподобие шахмат (так это было в ХVIII веке, так это с недавнего времени и теперь). Вокруг церкви идет открытая галлерея на сводах, имеющая протяжение до 100 саженей, выстланная чугуном. Крыльца, ведущие на галлерею, в настоящее время простые, в старое время были украшены резными колоннами и резными фигурами36, а главное из них – северо-западное и находилось не на самом северо-западном конце галлереи, а прямо против входа в паперть, за Михеевскою церковию, и было устроено иначе, чем теперь, а именно как приставленная к галлерее площадка с всходами на нее с двух сторон – восточной и западной (на сейчас указанном месте и в сейчас указанном виде находим крыльцо в много раз помянутой выше книге планов и фасадов 1745 года) [см. ниже, на приложенных фототипических таблицах VI и XVI].

Глава и крест на церкви были вызолочены червонным золотом между 1752 и 1758 годами, а в 1808 году покрыты золоченою медью, как середняя глава на Успенском соборе. «Над сею трапезою, – говорит Краткое описание лавры, – особливаго примечания достойна железная кровля, сделанная искуснейшим механическим образом, ибо она поддерживается одним равновесием, чрез уменьшение у одной части через другую тяжести». Эта замечательная кровля сделана в 1749 году после бывшего в лавре в предшествующем, 1746 году большого пожара, заменив собою бывшую до пожара деревянную кровлю.

О нынешнем иконостасе церкви и о нынешней живописи церкви и трапезы, которые, как почти и все в теперешней лавре, идут от митрополита Платона, то же Краткое описание говорит: «Оная церковь с олтарем, трапезою и сеньми (папертью) украшена внутри и росписана превосходною живописью (до которой, как значится в описи лавры 1768 года, стены и своды церкви были убраны штукатурною работою и местами раскрашены краскою): в ней иконостас, позлащенной и местами по серебру прикрытой голубою краскою, сделан вновь, и святыя иконы, кроме нижних местных образов, написаны наилучшею живописною работою, а на стенах клеймы позлащены червонным золотом, а прочия штукатурныя фигуры посеребрены; краски же положены в олтаре вердеповаго (зеленого), в церкви голубаго, в трапезе палеваго, а в сенях розоваго цвета, которое все внутреннее украшение сделано в 1778 и 1780 годах тщанием преосвященнаго митрополита Платона». Между 1840–1847 годами стенная живопись была возобновлена. В 1883 году иконостас позолочен вновь, а живопись опять возобновлена. Перед амвоном висит большое медное паникадило с литыми изображениями Спасителя и 12 апостолов, – вклад царя Ивана Васильевича Грозного (как будто оно есть то паникадило, которое в 1641 году находилось в Троицком соборе и о котором мы привели выше слова описи монастыря сего года), а костяной шар под паникадилом, по преданию, работы Петра Великого. В церкви с алтарем пол мраморный, а в трапезе – чугунный. [В алтаре за престолом ныне находится серебряный седмисвещник, устроенный митр. Платоном, см. выше, стр. 183].

Над церковию, именно над одною церковию – без трапезы, находится верхний этаж. В этом верхнем этаже помещается монастырская библиотека.

Самая трапеза не служит для вседневного употребления – в ней только учреждаются соборные столы в большие праздники и в высокоторжественные дни [см. снимок], будничная трапеза братии – в пристройке к трапезе с южной стороны.

Под трапезною церковию и под трапезой устроены братская кухня, и хлебопекарня со всякими амбарами и кладовыми для съестных припасов, и странноприимная столовая для простого народа (служащая главным образом для зимы, ибо летом, за исключением дней ненастных, народ кормится на открытом воздухе, на поставленных у столовой столах), заведенная наместником Антонием в 1834 году.

8. МИХЕЕВСКАЯ  ЦЕРКОВЬ

Михеевская церковь, или церквица, так как размерами она очень невелика, построена над гробом преподобного Михея, бывшего учеником и келейником преподобного Сергия, в честь явления преподобному Сергию Божией Матери с апостолами Петром и Иоанном, при каковом явлении сподобился присутствовать и преподобный Михей (о сем явлении см. выше, стр. 67). Церковь построена в 1734 году по особому усердию к преподобному Михею архимандрита лавры Варлаама Высоцкого, на что испрошено было высочайшее соизволение и разрешение святейшего Синода (в описях лавры 1768 и 1785 годов и в некоторых монастырских актах церковь называется церковию Смоленской Божией Матери; в описи 1768 года – «церковь во имя пресвятыя Богородицы Смоленския, где гробница преподобнаго Михея чудотворца», и потом о собственной Смоленской церкви – «церковь во имя Смоленския ж пресвятыя Богородицы»).

Фигурой церковь шестиугольная, длина ее 5 саженей, ширина 2 сажени. Покрыта белым железом, или жестью, вместо дерева после пожара 1746 года, в который она горела. В 1781 году она росписана внутри и в ней сделан был новый позолоченный иконостас. В 1842 году ее внутреннее устройство было возобновлено (при ее освящении 27 сентября сего года митрополит Филарет произнес одну из наиболее знаменитых своих проповедей). В 1871 году на иждивение купца М. И. Шапошникова произведена полная ее реставрация: иконостас ее вновь вызолочен, гробница преподобного Михея (находящаяся у южной стены церкви) покрыта новою серебряною ризою, стенное росписание возобновлено, глава и крест вызолочены через огонь.

Замечательна кровля на церкви: она по своей форме есть так называемая голландская, как бы двухэтажная. В прошлом столетии этой кровлей были покрыты в лавре все корпуса келей, а теперь она сохранилась только на нашей церкви.

На виде лавры ХVII века [см. в приложении таблицу № I] между Духовскою церковию и бывшею тогда южною линиею келей, на месте которой стоит теперешняя трапезная церковь, показана палатка «преподобного Михея чудотворца». Но в Кратком описании лавры говорится, что до построения церкви гроб преподобного Михея стоял под парадным трапезным крыльцом, то есть под северо-западным крыльцом трапезы, которое, как мы сейчас сказали (в речах о трапезной церкви) в прежнее время находилось прямо против входа в паперть трапезы, за Михеевской церковью. Если описание не ошибается, то это необходимо понимать так, что при построении трапезной церкви надгробная палатка пришлась под крыльцом церкви и что она была уничтожена, причем сохранено было только находившееся в ней надгробие над могилой преподобного. А из этого будет следовать, что церковь поставлена не над гробом, а близ гроба преподобного (странно, что при самом построении церкви не сделали того, чтo сделали после, а именно что не перенесли крыльца далее, так чтобы церковь могла быть поставлена над самым гробом преподобного Михея). [См. в конце книги фототипич. таблицы под № V, VI, XV и XVI].

Преподобный Михей есть местный святой Троицкой лавры.

9. БОЛЬНИЧНАЯ
[бывшая]
ЦЕРКОВЬ  ПРЕПОДОБНЫХ  ЗОСИМЫ  И  САВВАТИЯ  СОЛОВЕЦКИХ,

находящаяся в линии западного, или так называемого казначейского, корпуса келей, построена в продолжение 1635–1637 годов, о чем в Кратком летописце монастыря записано под первым годом: «Того же лета почали делать больницы новые каменные, четыре келии, и церковь каменна преподобных чюдотворцов Зосимы и Савватия Соловецких, и совершена же бысть в лето 7145 (1637-е) и священа бысть архимаритом Нектарием того же лета месяца августа в 5 день». Тогдашний келарь лавры Александр Булатников был из монахов Соловецких и по его усердию, как должно думать, церковь и посвящена была Соловецким чудотворцам. Длина ее с алтарем и с находящеюся при ней трапезой – 10 саженей с половиной, ширина – 5 саженей. Верх ее имеет форму коническую, шатровую [см. на снимке, помещенном на стр. 227].

По описи монастыря 1641 года у церкви было пять колоколов, а по описи монастыря 1768 года при ней показана стоявшая неизвестно где и представлявшая собой неизвестно чтo колокольня: «при той церкви колокольня каменная ж».

Больница при церкви с самого первого времени, как и до [последнего] времени, была не больницей в собственном смысле слова, а богадельней для престарелых монахов монастыря, не могших нести никаких послушаний, которых опись 1641 года называет «старцами больничными», а позднейшие некоторые акты – «немощными старичками» (о церкви Зосимы и Савватия жители Посада выражались: служба старичков, пошел молиться к старичкам, молился у старичков).

[В настоящее время церковь Зосимы и Савватия служит местом исповеди и причащения святых Таин для богомольцев, для которых здесь ежедневно бывает всенощная и правило ко святому причащению]37.

10. ЦЕРКОВЬ  СВ. ИОАННА  ЛЕСТВИЧНИКА

Устроена в 1893–1896 годах при новом здании больницы-богадельни, в третьем этаже, вдаваясь частию в это здание, а частию выступая из него на восток. Иконостас здесь весь золоченый, пол мозаичный, стены росписаны иконописью в 1901 году палехским иконописцем Н. М. Сафоновым. В сей церкви имеется за левым клиросом в сребропозлащенном складне-ковчеге довольно большая часть святых мощей великомученика Пантелеимона, а за правым клиросом врезана в икону часть одежды, прилегавшей к мощам святителя Феодосия Черниговского, чудотворца. Заслуживает внимания паникадило в виде креста из виноградных лоз с 33 лампадами по числу лет земной жизни Спасителя. Рисунок иконостаса и паникадила см. в книге епископа Никона «Житие и подвиги преподобного Сергия» (изд. 5-е, 1904 г., стр. 121 и 239).

11. ЦЕРКОВЬ  МУЧЕНИЦ  ВАРВАРЫ,  АНАСТАСИИ  И  АКИЛИНЫ

Церковь мучениц Варвары и Анастасии первоначально была устроена в 1853 году в верхнем этаже корпуса [бывшей] странноприимной, а вместе и монашеской больницы, называемого по ней Варваринским (на иждивение графини Варвары Александровны Татищевой, в схимном иночестве Анастасии). [Ныне этот корпус называется Певческим, так как в нем помещаются малые певчие, для которых тут же открыта в 1901 году церковноприходская школа.]38

В этой церкви помещалась большая, во весь рост, икона преподобного Сергия, которая носится по домам жителей Посада и которая, как должно думать, служила верхней доской для деревянной раки преподобного Сергия, пока он лежал в этой раке (см. выше, речи о Троицком соборе)39.

[Ныне церковь святых великомучениц Варвары, Анастасии и Акилины находится в новом здании больницы-богадельни, в нижнем полуэтаже, куда перенесена из прежней больницы; освящена в 1901 году. Здесь помещаются покойники, умирающие в лаврской больнице, для чтения над ними евангелия или псалтири и для отпевания]40.

О самой больнице в собственном смысле слова, монашеской и странноприимной, см. ниже, в гл. VII.

12. НАДВОРОТНАЯ  ЦЕРКОВЬ  ИОАННА  ПРЕДТЕЧИ

Церковь стоит не над самыми святыми воротами в монастырь, над которыми стоит башня, а впереди святых ворот (или стены, в которой ворота) на 7 саженей, на особой арке (причем в монастыре принято считать и называть святыми воротами главным образом именно эту арку). Подобное местоположение надворотной церкви необходимо объяснять так, что она стоит на самом месте надворотной церкви, бывшей при преподобном Сергии, и на линии стены, как последняя шла при преподобном, а что нынешняя каменная стена (построенная в продолжение 1540–1550 годов) отодвинута далее от прежней стены на то расстояние, которое между нею и церковию.

Преподобный Сергий поставил над святыми воротами своего монастыря, после того как благоустроил его, церковь во имя великомученика Димитрия Солунского, ангела великого князя Дмитрия Ивановича Донского, – деревянную церковь на деревянных, как и вся стена, воротах. В 1512 году в деревянной стене монастыря сделаны каменные (кирпичные) ворота, на которых была поставлена церковь во имя преподобного Сергия с приделом во имя святого Василия Парийского, ангела тогдашнего великого князя Василия Ивановича, причем сохранена была и прежняя деревянная церковь Димитрия Солунского (см. выше, стр. 102–103). Когда была кладена монастырская каменная стена, церковь 1512 года, как приходившаяся в стороне от нее (т. е. впереди ее), осталась нетронутою и существовала до 1693 года. В сем последнем году она была разобрана, и на ее месте в продолжение 1693–1699 годов (на иждивение именитых людей Строгановых) была построена новая, доныне существующая, церковь, которая была посвящена уже не имени преподобного Сергия, так как его имени была посвящена только что перед тем построенная трапезная церковь, а имени Иоанна Предтечи (в честь его рождества).

Церковь имеет в длину 9 саженей, считая вместе с галлереей, которой она окружена, в ширину – 7 саженей. До 1806 года она имела пять глав, а в этом году четыре боковые главы были сняты, «для лучшей, как говорится в Кратком описании лавры, соразмерности с небольшою величиною церкви». В большой пожар, бывший в лавре 17 мая 1746 года, церковь совершенно выгорела, так что после того в продолжение 1753–1760 годов была отделана совершенно заново (освящена в присутствии императрицы Екатерины 1 июня 1763 года). В 1827 году в ней возобновлено было настенное письмо.

В описи монастыря 1641 года читается описание прежней церкви преподобного Сергия и придела в ней святого Василия Парийского: «Церковь чудотворца Сергия на воротех камена, глава и крест обиты немецким железом, а в ней двери царские, сень и столпцы... В пределе Василия Парийскаго двери царские, сень и столпцы... У церкви же Сергия чюдотворца два колокола не велики» [см. фототипич. таблицы под № II, V и XV].

13. ДОМОВАЯ  ЦЕРКОВЬ  КАЗАНСКОЙ  БОЖИЕЙ  МАТЕРИ
(в митрополичьих покоях)

Устроена в 1758 (или, как по описи лавры 1768 года, в 1762) году. До 1795 года была в честь Казанской Божией Матери. С 1795 года по 1881 год была во имя апостолов Петра и Павла. С 1881 года – опять в честь Казанской Божией Матери. До последнего переустройства церкви иконостас в ней был полотняный, пожертвованный митрополиту Платону (как говорили) с какого-то отслужившего свою службу корабля.

14. ДОМОВАЯ  ЦЕРКОВЬ  ПОКРОВА  БОЖИЕЙ  МАТЕРИ
(в наместничьих кельях)

Устроена для больного наместника архимандрита Антония в 1875 году.

15. ЦЕРКОВЬ  ВСЕХ  СВЯТЫХ

Устроена под Успенским собором (см. выше, стр. 207).

СЕРАПИОНОВСКАЯ  ПАЛАТКА,  ИЛИ  ПАЛАТКА,  ТРЕХ  МОЩЕЙ

Палатка пристроена к западной половине южной стены Троицкого собора. Она получила свое первое и собственное название от имени Серапиона, архиепископа Новгородского, который скончался в лавре 16 марта 1516 года и над гробом которого она была поставлена (см. о нем в списке настоятелей лавры, № 18, а от чего второе название – сейчас ниже). Вероятно, она поставлена в 1559 году, когда после обретения и погребения в новом гробе мощей Серапиона у могилы его начали твориться знамения, как говорится в его житии. В описи монастыря 1641 года упоминается о покровах кутняных и тафтяных, которые кладутся «на митрополитов, где Серапион чюдотворец», причем во множественном – «митрополитов»; кроме митрополита Иоасафа, жившего на покое и скончавшегося в Троицком монастыре, разумеется еще митрополит Феодосий, также скончавшийся у Троицы в октябре месяце 1476 года41. Вероятно думать, что палатка с первого раза была сделана так, чтобы вмещать в себе не один гроб Серапиона, но и гробы митрополитов, то есть не весьма маленькой, а более или менее просторной. Но что первоначально она имела все-таки меньшие размеры, чем теперь, видно из того, что архимандрит Дионисий, который лежит теперь в ней, был положен не в ней, а вне ее, против ее дверей (которые, следовательно, были первоначально на юг)42. Опись лавры 1768 года говорит, если не ошибается, о современной ей, крытой еще тесом, Серапионовой палатке, что она строена в 1700 году. В 1783 году митрополит Платон построил новую палатку на месте бывшей до него. В 1829 году крыша на палатке переделана под одну линию с папертью (Троицкого собора) на той стороне, с фронтоном под вид фронтов, что на (паперти?) Никоновской церкви, а восточная стенка ее, бывшая дотоле деревянною, заменена каменною43. В 1853 году иконостас палатки был позолочен, а вообще она получила нынешний весьма благообразный вид, с нынешним богатым убранством, при наместнике Антонии (до которого она служила будто бы складом разной рухляди церковной).

В палатке находятся три устроенных митрополитом Платоном надгробия, или надгробных памятника (раки, как говорят, употребляя слово в несобственном смысле), – над могилами лежащих в ней архиепископа Серапиона, о котором мы сказали, митрополита Московского Иоасафа, скончавшегося в лавре 27 июля 1555 года (см. о нем в списке настоятелей, № 25), и архимандрита Дионисия, скончавшегося 10 мая 1633 года (от трех рак палатка, кроме Серапионовской, и называется еще палаткой трех мощей, причем второе название гораздо более употребительно, чем первое). Лежащие на раках изображения усопших не Платоновские, а новейшие [сделанные в 1899 г. на иждивение лавры из старого серебра, хранившегося в ризнице], Платоновские же находятся теперь в скиту, на паперти деревянной Успенской церкви (а что касается до могилы митр. Феодосия, то после 1641 года она как-то и почему-то пришла в забвение и бывшее над ней надгробие когда-то исчезло, так что, по Краткому описанию лавры, никакого следа ее в монастыре не осталось).

Со времени же, как должно думать, митрополита Платона принимается, что палатка стоит на месте кельи преподобного Сергия и что здесь имело место посещение преподобного Божиею Матерью (сравни следующую, IV главу о кельях). Поэтому в палатке поставлена икона, изображающая это посещение Божиею Матерью преподобного, на которую в недавнее время благочестивыми вкладчиками сделана серебряная позолоченная риза с великолепным золотым венцом и короною над главой Божией Матери.

Со времени наместника Антония в палатке каждую пятницу, в три с половиной часа пополудни, поется всенощная с акафистом Божией Матери, а каждую субботу после литургии в Никоновской церкви, которая в этот день начинается в ней в четыре часа утра, поется молебен Божией Матери.

В палатке в особых ковчегах хранятся кисть правой руки архидиакона Стефана и камень от гроба Господня, принесенные А. Н. Муравьевым из Иерусалима в 1850 году. [В иконостасе – икона святителя Николая чудотворца, пожертвованная С. Ф. Воейковым в 1895 г. Ею преп. Сергий благословил родоначальника Воейковых, боярина сербского Воейка Войтеговича Терновского, при крещении его митр. Киприаном в 1384 г. в Чудовом монастыре.]44

МАКСИМОВСКАЯ  ПАЛАТКА

Палатка пристроена к северной стене Духовской церкви и получила название от имени преподобного Максима Грека, над гробом которого она была поставлена.

Преподобный Максим Грек, знаменитый своим великим умом и своею ученостию, а также своею необыкновенною (пророческою) ревностию о правде Божией, прибывший с Афона в Россию в 1518 году, навлекший на себя гнев великого князя Василия Ивановича и митрополита Даниила в 1525 году и после сего проведший весьма многие годы в темничном и нетемничном заключении, сперва в Иосифовом Волоколамском монастыре, а потом в Тверском Отрочем монастыре, переведен был из последнего монастыря к Троице по ходатайству почитателя его и его образа мыслей игумена Артемия в 1551 году и скончался здесь в 1556 году (неизвестного месяца и числа). Палатка (часовня) над его гробом поставлена между 1651–1656 годами, при архимандрите Адриане, вследствие бывших в первом году знамений от гроба45. До митрополита Платона она была маленькою; Миллер в своем описании лавры, написанном между 1770–1775 годами, говорит о ней: «близ церкви Сошествия Святаго Духа в приделанной малой палате есть гробница с образом ученаго Грека преподобнаго Максима, монаха Ватопедскаго». По описи лавры 1768 года, при кровле Духовской церкви (тесовой) палатка была покрыта лещедью. В 1796 году митрополит Платон перестроил ее с целию ее увеличения. С тою же целию постепенного увеличения она была перестраиваема при митрополите Филарете в 1847 и в 1867 годах (в последний раз – для приведения ее в симметрию с пристроенною к южной стороне Духовской церкви Филаретовскою церковию). Надгробие преподобного Максима Грека находится в юго-западном углу палатки, а вся она составляет теперь (и, собственно, представляет собой) монастырскую лавку для продажи икон, крестов и других священных предметов.

КОЛОКОЛЬНЯ

Лаврская колокольня есть одна из первых в России колоколен по вышине и, как думаем, есть самая первая в России колокольня по красоте – изящно стройная и, несмотря на всю свою массивность, смотрящаяся чрезвычайно легкою (и как-то характерным образом элегантною). Она представляет собой четвероугольную башню в пять этажей, которые один за другим постепенно уменьшаются в объеме, из которых нижний – глухой, а все остальные – с широкими пролетами, оставляющими от стен только углы, из которых второй и третий обставлены по углам колоннами, а четвертый и пятый – полуколоннами и из которых все эти четыре обставлены по выступам углов вазами (второй этаж колокольни значительно менее первого, а постепенное уменьшение идет уже далее, так что башню представляют собой, собственно, четыре этажа колокольни, начиная со второго, а первый этаж составляет как бы пьедестал башни). Наверху колокольни поставлен своеобразный двойной купол, нижняя половина которого имеет форму большой ложчатой чаши, поставленной на подставе, а верхняя половина имеет форму такой же малой чаши, опрокинутой вниз и поставленной на подставе, возвышающейся из первой чаши, и который венчается крестом на яблоке. Под большой чашей купола на дугах пятого яруса поставлены клейма, имеющие форму гербовых щитов, с вензелевыми буквами императрицы Екатерины, при которой сооружен купол, и с императорскими коронами. Первоначально колокольня была построена трехэтажною, с фонарем, или башенкой, наверху, но потом над нею были надстроены еще два этажа, и она получила нынешний вид [см. фототопич. таблицу № IX].

Колокольня начата была строиться по повелению императрицы Анны Иоанновны, но уже после ее смерти, при Елизавете Петровне, в 1741 году и окончена в первоначальном виде в 1756 году. Надстроены два верхних яруса, придавших колокольне иной вид против первоначального и сделавших ее такою в отношении к архитектурной красоте, как мы ее охарактеризовали, после 1767 года митрополитом Платоном (16 июля 1766 года назначенным архимандритом лавры, с 10 октября 1770 года по 21 января 1775 года – архиепископом Тверским, сохранившим при сем и звание архимандрита лавры). Вышина колокольни – 41 сажень и один аршин (а без купола – 34 сажени и один аршин, так что купол имеет вышины 7 сажен); каждая сторона нижнего этажа, представляющего собой квадратный четвероугольник, в ширину – 12 сажен и один аршин; каждая сторона второго этажа – 7 сажен; клейма под чашею, которые снизу кажутся аршинными квадратами, на самом деле имеют вышины и ширины около 3 сажен. Купол и клейма под большой его чашей вызолочены через огонь червонным золотом.

Всех колоколов на колокольне с часовыми и с негодными к употреблению – 42 (полный звон – 25 колоколов).

Большие колокола суть:

1. «Царь-колокол»46, более которого нет в России в действительном употреблении, имеющий весу 4000 пудов (по сказке мастеров, его ливших, – 4065 пудов), при языке, имеющем весу около 90 пудов, вылитый в лавре в 1748 году, повешенный на колокольню (на середину второго яруса) в 1759 году, употребляемый для звона в двунадесятые праздники и высокоторжественные дни.

2. «Корноухий» (названный так оттого, что имеет не медные, а железные уши), или «Воскресный», вылитый в лавре в 1683 году, имеющий весу 1275 пудов, висящий в западном пролете второго яруса.

3. «Годуновский», или «Полиелейный», вылитый для лавры царем Борисом Феодоровичем Годуновым в 1600 году, вес которого точным образом неизвестен и определяется разно – от 1700 до 2000 пудов, имя Годунова в надписи на котором срублено в 1744 году по приказанию императрицы Елизаветы Петровны, висящий в восточном пролете второго яруса (прежде «Годуновский» был воскресным, а полиелейным – «Корноухий»).

4. «Лебедь», или «Славословный» (т. е. употребляемый в те дни, когда положено петь великое славословие), вылитый для лавры в 1594 году Борисом Феодоровичем Годуновым, имеющий весу 625 пудов, висящий на середине третьего яруса колокольни.

5. «Переспор» (названный так потому, что при общем звоне, или звоне во вся, забивает другие колокола), или «Вседневный», вылитый по заказу лавры в Москве в 1780 году, имеющий весу 315 пудов и 28 фунтов, висящий в четвертом, или предпоследнем, ярусе колокольни.

6. «Панихидный» колокол, купленный в Москве в 1796 году, имеющий весу 106 пудов и 25 фунтов, висящий в восточном пролете третьего яруса.

О колоколе преподобного Никона, который еще в 1641 году (см. опись) висел на колокольне в числе малых колоколов, см. выше, в речах об этой последней церкви (стр. 202).

На колокольне находятся большие боевые часы с циферблатами вверху третьего яруса на все четыре стороны, выбивающие не только часы, но и четверти, сделанные в 1781–1784 годах одним Тульским ружейником.

В нижнем ярусе колокольни устроена в 1855 году рухлядная палата, разделенная на два этажа.

Нынешняя колокольня поставлена не на месте прежней колокольни, а на месте прежней трапезы. Прежняя колокольня находилась или вплотную у западной стены Духовской церкви, над входом в нее, или же между Троицким собором и Духовскою церковию, но только ближе к последней47. Из описи монастыря 1641 года мы выпишем речи о прежней колокольне с дополнительными речами о всех бывших тогда в лавре колоколах и о бывших тогда в ней башенных часах.

«В Троицком монастыре межь церквей пресвятые Троицы и Сшествия святаго Духа колоколница каменая. А на колоколнице колоколов больших и середних и менших:

Колокол болшой благовестной, стоит вверху, благовестят в него в празднества болшие, а сколько в нем пуд весу, не подписано.

Колокол другой благовестной, весу в нем шестьсот двадцать пять пуд, благовестят в полелиостные (sic., т. е. полиелеостные, полиелейные) празднества. – Оба те колокола дачи царя и великаго князя Бориса Федоровича всеа Руссии (в числе нынешних эти колокола указаны выше под № 3 и 4).

Колокол благовестной, долгой язык, слобоцкой (из Александровой слободы?), благовестят в него в простые дни – во вторник, в четверг, в субботу.

Колокол чюдотворцов (разумеется колокол преподобного Никона), благовестят в него в понедельник, в среду, в пяток.

Колокол застолный (которым братия созывались в трапезу), стоит в среднем ряду.

На церкве Сшествия святаго Духа пять колокол: колокол нефимонной, колокол с очапом, колокол – благовестят в него в государев приход о подъеме с монастыря, колокол всполошной, колокол разшибен, бывал нефимонной.

Да вверху на колоколнице середних колокол: два колокола повсядневные, четыре колокола краснаго звону, два колокола призвонные, симские (пожертвованные кем-либо из фамилии Симских?), два колокола зазвонные, восемь колоколов призвонных менших.

Колокол часовой новых болших часов.

Колокол часовой старых часов.

Два колокола перечастные (sic) невелики, что стоят у часов на трапезе.

И всего на болшой колоколнице и на церкве Сшествия святаго Духа и часовых болших и средних и менших тритцать два колокола.

В монастыре ж трои часы боевые: часы старые, стоят на трапезе (сделаны были в 1556 году, о чем в Кратком летописце монастыря под нашим годом записано: «того же лета зделали у живоначалныя Троицы часы болшие, а делал те часы диакон старец Тихон Ноугородец»), другие часы новые, болшие, деланы во 139-м (1631) и во 140-м (1632) году, стоят на колоколнице у болшаго колокола; третие часы на круглой (Пятницкой или Житничной) башне, у них колокол боевой, да два колокола перечастные» (sic).

Кроме колокольни, во время составления описи еще были колокола у церкви преподобного Сергия надворотной и у больничной церкви Зосимы и Савватия Соловецких: «У церкви Сергия чюдотворца два колокола не велики... У Соловецких чюдотворцов колокол благовестной, да четыре колокола зазвонных, все не велики». (На виде лавры ХVII века шатер на церкви Зосимы и Савватия не глухой, как теперь, а с пролетом, в котором повешены колокола. А по книге планов и фасадов 1745 года колокола повешены на приделке к низу шатра, имеющей вид балкончика или беседки (см. выше, стр. 217, упоминание о Зосимо-Савватиевской колокольне).

По Краткому описанию лавры, старая колокольня была разобрана в 1738 году, когда собирались приступить к строению новой колокольни. Может быть, описание говорит и правду, но вероятнее предполагать, что старую колокольню разобрали не ранее как готова была новая колокольня, а это последнее случилось только в 1756 году (хотя, с другой стороны, могло быть, что старую колокольню разобрали еще до приступа к строению новой, потому что она грозила опасностию падения, каковым именно обстоятельством могло быть вызвано и построение новой колокольни).



Номер страницы